Posts tagged: облигации

О первых «евробондах» Российской Империи

2 мая 1729 года в прусском городе Штеттине под именем София Фредерика Августа Агальт-Цербстская родилась императрица Екатерина II. Именно в период её царствования Россия впервые привлекла внешний заём. Постоянные войны, в частности с Барской конфедерацией, ухудшили состояние государственных финансов. В 1768 году в дополнение к “Наказу” (который сформулировал принципы политики Екатерины II и признал наличие сословной структуры в качестве естественного деления русского народа) были обозначены основные цели государственных финансов: “общая польза” и “великолепие престола”.

 

В 1769 году, одновременно с выпуском ассигнаций, Российская Империя прибегла к внешнему кредиту. Поводом для заключения первого русского внешнего займа послужила необходимость финансирования эскадры, отправленной в Средиземное море под руководством адмирала Спиридова, иностранной валютой. Был организован «Комитетъ уполномченныхъ для произведенiя денежныхъ негоцiацiй въ иностранныхъ земляхъ». Комитет подписал договор с амстердамскими банкирами де-Смет.

 

13 апреля 1769 года (по новому стилю) было принято решение о размещении займа на 7,5 млн голландских гульденов. Заём был оформлен под 5% годовых на 10 лет, но Империя сохраняла право выкупить его целиком или частично по истечении 5 лет с уведомлением облигационеров за три месяца о реализации права. Облигации были обеспечены специальным залогом эстляндских пошлин за привозимые и отвозимые товары городов Риги, Пернова, Ревеля и Нарвы.

 

Данный заём послужил образцом для большинства последующих займов государства в XVIII веке. Его основные параметры были следующими: русское правительство от своего имени выдало банкирам де-Смет облигации по 500 тысяч гульденов каждая, а банкиры от себя выпустили в обращение облигации номиналом 1000 гульденов с купонами. За посредничество банкиры де-Смет получили вознаграждение. В 1772 году де-Смет были дарованы титулы баронов Российской Империи. Реализация первого займа шла медленнее, чем предполагалось, в 1769 году вместо 7,5 млн гульденов было продано 4 млн, размещение продолжалась в следующие годы. Медленная реализация первого займа побудила выпустить второй зарубежный заём уже в Италии.

Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Облигации: как оценить работу рейтинговых агентств?

Как определить качество работы организаций, занимающихся присвоением кредитных рейтингов? Это один из вопросов, который чаще всего задают участники рынка и журналисты, особенно в последние годы, когда глобальный кризис заставил сомневаться в адекватности рейтингов. Некоторые полагают, что оценивать действия агентства можно, например, по влиянию рейтингов на рыночные цены. Если изменение рейтинга не сопровождается изменением спредов по облигациям или если котировки облигаций значительно отличаются от уровней, которые соответствуют определенным рейтинговым категориям, некоторые видят в этом «несостоятельность» рейтинговых оценок.

Верно ли это? Ведь дело в том, что рейтинги и рыночные индикаторы (спреды по облигациям и котировки кредитных дефолтных свопов) — это в корне разные вещи и их нельзя сопоставлять напрямую. Рейтинги представляют собой субъективное мнение о кредитоспособности эмитента на долгосрочную перспективу, основанное на всестороннем кредитном анализе, тогда как рыночные индикаторы, помимо фундаментальных факторов, отражают подъемы и спады настроений рынка, ликвидность ценных бумаг и многие другие кратковременные факторы технического характера.

Мы неоднократно отмечали, что если рынок неадекватно реагирует на рейтинговое действие или не реагирует на него вовсе, то это ничего не говорит о «качестве» самого рейтингового действия. Возьмем, например, суверенные рейтинги стран еврозоны: в течение многих лет, предшествовавших недавнему долговому кризису, рынок оценивал долговые обязательства, выпускаемые такими странами, как Греция и Италия, примерно на таком же уровне, что и государственные облигации Германии с рейтингом «ААА», в то время как их кредитные рейтинги были существенно ниже. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Нобелевская премия по экономике: единство противоположностей

Премия по экономике, учрежденная в память об Альфреде Нобеле, за 2013 год присуждена трем ученым, работающим в США, за эмпирический анализ цен на активы. Ее присудили двум профессорам из Чикагского университета Юджину Ф. Фаме и Ларсу Петеру Хансену и профессору Йельского университета Роберту Дж. Шиллеру, объявила Королевская шведская академия наук. Все три экономиста изучали динамику цен на акции, облигации или жилье. Однако к решению этой задачи они подошли с совершенно разных позиций: один лауреат стал известен опровержением теорий другого.

Способа предсказать цену акций и облигаций на ближайшие дни или недели нет, но вполне можно определить диапазон изменения цен в долгосрочном периоде – от трех до пяти лет, Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Финансист Марк Фабер о перспективах мировой экономики, фондовом рынке и внешней политике Путина

Известный точностью и неординарностью прогнозов международный инвестор, исповедующий подход «от противного» (contrarian), издатель инвестиционного бюллетеня The Gloom Boom & Doom Report Марк Фабер, в отличие от многих коллег, никогда не верил в смерть евро. В 2011 году он сказал, что европейская валюта продолжит существовать, хотя, может быть, и в несколько измененном виде. Действительно, Европа все еще не отказалась от единой валюты, а разговоров о ее скорой смерти стало гораздо меньше.

В январе 2012 года Фарбер посоветовал инвесторам расслабиться и перестать паниковать относительно дальнейших перспектив фондового рынка США, он был уверен, что индекс S&P 500 не упадет ниже 1100 пунктов. Индекс с тех пор действительно только рос и в середине августа составлял 1700 пунктов. В интервью Forbes Фабер рассуждает о том, когда начнет лихорадить фондовый рынок, что будет с ценами на нефть, почему российские акции так дешевы и к чему приведет международная политика Владимира Путина.

— Что вы думаете о сворачивании программы количественного смягчения в США, кто выиграет, кто останется внакладе?

— В общих чертах экономисты уже установили, что если увеличивать количество денег в системе, то они будут неравномерно распределяться по всем секторам экономики, будут по-разному влиять на зарплаты и цены. В этом — в больших диспропорциях — и состоит проблема печатания новых денег. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Возьмите облигацию: долговые бумаги как альтернатива банковским вкладам.

Депозит в банке — самый популярный способ размещения средств. Главный аргумент — отсутствие риска, при этом на кредитный риск самого банка клиенты закрывают глаза: успокаивает активное государственное регулирование банковского бизнеса, случаи спасения кредитных организаций, уверенность, что «банку с большим количеством вкладчиков не дадут умереть». Вероятность дефолта банка оценивается при присвоении кредитного рейтинга — так же как для любого эмитента облигации. Банк и корпоративный заемщик с одинаковыми рейтингами имеют равную вероятность банкротства, и облигации с тем же рейтингом не более рискованны, чем депозиты.

Но статистика дефолтов в России не в пользу банков. За 20 лет закрылось 2183 банка, 374 банка объявили дефолт (17%). По еврооблигациям же с 1996 года дефолт объявляли 19 эмитентов (это 3,5% из более чем 540 выпусков еврооблигаций), из них четыре банка. Банковский рейтинг оказывается переоцененным значительно чаще, чем рейтинг корпорации, и на то есть целый ряд причин. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes