Posts tagged: Коммерсант

Торговые войны: уроки истории

“Почти четверть века мировая торговля развивается под эгидой Всемирной торговой организации (ВТО), которая всегда стимулировала либерализацию рынков, понижение таможенных тарифов и борьбу с протекционизмом. Торговые войны прошлого уступили место цивилизованному решению конфликтов, где ВТО играет роль арбитра. Дональд Трамп, устанавливая заградительные тарифы, фактически развязал торговую войну с Китаем, Европой и Россией. История торговых войн говорит о том, что нынешние решения Трампа могут иметь весьма серьезные последствия.

Страны и народы с давних пор боролись друг с другом за торговые преимущества, но настоящие торговые войны начались в эпоху Великих географических открытий, когда у сторонников жесткой экономической борьбы появилась своя теория — меркантилизм. Сторонники этого учения считали, что богатство — это деньги, точнее монеты, отчеканенные из драгоценных металлов. Из этого следовало, что государство богатеет, если в него ввозится больше золота и серебра, чем вывозится. Меркантилисты требовали от правительств активно защищать внутренний рынок с помощью высоких пошлин на импортные товары, а также поощрять отечественных производителей и экспортеров, дабы деньги текли в страну, но из нее не утекали. Такая политика была во многом оправданной в эпоху, когда золото попадало в Европу в основном из американских колоний, сосредотачивалось в Испании, а оттуда растекалось по национальным экономикам торговых государств.

В XVII веке Англия, Франция и Голландия практически непрерывно вели друг с другом торговые войны, которые время от времени перерастали в кровавые вооруженные конфликты. При этом стандартные меркантилистские меры порой приводили к непредсказуемым последствиям. В 1672 году королем Англии в результате переворота стал голландский принц Вильгельм Оранский. Король-протестант боролся против католической Франции и мечтал ущемить ее торговые интересы. Между тем самым популярным напитком в английских пабах был французский бренди. В 1689 году Вильгельм ввел высокие тарифы на французский алкоголь, после чего поток бренди и вина из-за Ла-Манша практически иссяк. Началось активное импортозамещение. Место бренди занял английский джин, пить который было одновременно дешево и патриотично.

Джин быстро завоевал Англию и едва ее не погубил. Это был очень крепкий и токсичный напиток, который нередко разбавляли скипидаром и прочими сомнительными добавками. Он вызывал тяжелое опьянение и быстро приводил к хроническому алкоголизму. В последующие десятилетия страну охватило “джиновое безумие”. К 1730 году в Лондоне было около 7 тыс. заведений, торговавших джином, а в целом англичане ежегодно выпивали по 10 млн галлонов этого напитка. Ухудшалось качество рабочей силы, портились нравы, зато росли смертность и преступность. По крайней мере, так считал автор трактата “Исследование о причинах недавнего увеличения числа грабителей” Томас Филдинг, не сомневавшийся, что всему виной “яд, именуемый джином”, который в скором времени “уничтожит множество людей низшего сорта”. В 1734 году некая Джудит Дуфор задушила своего двухлетнего ребенка и продала его одежки, чтобы купить джин. После этого случая парламент начал ограничивать торговлю патриотическим напитком, но запретительные пошлины на французский алкоголь сохранялись еще долго. Общий экономический ущерб от “джинового безумия” так никогда и не был подсчитан. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Аргентина: как попасть в столетний застой?

Экономические истории успеха ХХ века у всех на слуху — Япония, Южная Корея, Тайвань. Гораздо меньше внимания уделяется драматичным падениям, ярчайшим примером которых является Аргентина. Сто лет назад США и Аргентина были вполне сопоставимы по уровню развития. Молодые, динамичные нации, с плодородными землями и прекрасными перспективами. Пампы на американском юге и прерии на севере обещали стать житницами старушки Европы. До Великой депрессии Аргентина входила в дюжину самых богатых экономик в мире (еще раньше, в 1800 году, по оценке американского экономиста Джона Костуорта, ВВП на душу населения в Аргентине был выше, чем в США).

В начале ХХ века для миллионов эмигрантов из Европы был актуален вопрос: Буэнос-Айрес или Нью-Йорк? И в Аргентине (ВВП на душу населения в 1913-м — $3,8 тыс. в международных долларах 1990-го) сформировался почти такой же плавильный котел наций, как и в США (аналогичный показатель — $5,3 тыс.). Сейчас сопоставление этих двух стран может показаться шуткой. США стали сверхдержавой (ВВП на душу населения в 2013-м — $53 тыс.), а Аргентина прославилась как serial defaulter, нация–регулярный банкрот (ВВП по ППС на душу населения в 2013-м — $18,7 тыс.). Почему Аргентина не реализовала потенциал и попала в ловушку стран среднего уровня доходов совершенно необычным образом — спустившись вниз?

Различия в экономическом развитии Северной и Южной Америки были заложены еще в позапрошлом веке. Если в Штатах освоение новых территорий шло путем практически бесплатного предоставления права собственности на земли проживавшим на них семьям (знаменитый Homestead Act 1862 года), то в Аргентине (как и в еще большей степени в других странах Латинской Америки) земля попала в руки кучки лендлордов-аристократов, в основном испанского происхождения. По закону 1826 года Enfiteusis, 8 млн га земли в провинции Буэнос-Айрес было распределено между 293 индивидами. К 1937-му 95% фермеров не владели землей, на которой работали, зато 1% лендлордов были хозяевами 70% всей земли. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes