“Пределы роста”: взгляд авторитетного алармиста.

“В 1970 году по инициативе Аурелио Печчеи, основателя Римского клуба, — неправительственной международной организации, изучающей глобальные проблемы, — была разработана первая компьютерная модель системной динамики мира. Ее основным автором стал профессор прикладной математики и кибернетики Массачусетского технологического института (MIT) Джей Форрестер. По мнению создателей модели, она могла грубо имитировать развитие мировой цивилизации с помощью пяти основных взаимозависимых переменных: численности населения, объема капиталовложений, использования невозобновляемых ресурсов, загрязнения среды и производства продовольствия.

По рекомендации Форрестера общее руководство дальнейшей работой многонациональной группы ученых над новой моделью «Мир-3» (World 3, два ее более ранних варианта, «Мир-1» и «Мир-2», были созданы Форрестером чуть ранее) было возложено на его молодого ассистента в MIT 26-летнего кибернетика Денниса Медоуза.

Медоуз блестяще справился с этой ответственной задачей, и спустя 21 месяц, 13 марта 1972 года, в Вашингтоне в Смитсоновском институте широкой публике был впервые представлен коллективный труд группы разработчиков модели «Мир-3», получивший название «Пределы роста. Доклад Римскому клубу».

В нескольких словах это можно выразить так: при сохранении нынешних тенденций к росту в условиях конечной по своим масштабам планеты уже следующие поколения человечества достигнут пределов демографической и экономической экспансии, что приведет систему в целом к неконтролируемому кризису и краху. И для того, чтобы избежать грядущей глобальной катастрофы, на смену традиционной парадигме технико-экономического роста должна прийти парадигма «устойчивого развития».

В книге «Пределы роста» Медоуз и его коллеги выражали надежду на то, что человечество примет упреждающие меры по ограничению и регулированию роста и переориентации его целей, которые позволят избежать чрезмерной нагрузки на окружающую среду и выхода за пределы самоподдержания Земли. Однако, по их мнению, «чем дальше, тем болезненнее будут эти изменения и тем меньше шансов будет оставаться на конечный успех».

Однако радикальные идеи, предложенные в книге «Пределы роста», вызвали крайне неоднозначную реакцию: одни ее восторженно приветствовали, другие подвергли «немилосердным проклятьям».

Вполне предсказуемо доклад «Пределы роста» стал мировым бестселлером (со временем его перевели более чем на 35 языков). Воодушевленные успехом своей первой книги, Деннис Медоуз и его соратники продолжили работу над моделью и через двадцать лет, в 1992 году, опубликовали ее сиквел, получивший более эффектное название, — «За пределами роста: глобальная катастрофа или стабильное будущее».

Главный вывод второй книги был тревожным: выход за пределы самоподдержания Земли больше игнорировать нельзя, поскольку это уже свершившийся факт: в середине 1980-х «общая нагрузка на окружающую среду со стороны человечества превысила поддерживающую способность планеты».

«В 1972 году мы отводили на смену курса 50 лет, — пишет Медоуз, — но теперь время сжалось, а политики все еще пытаются идти проторенной дорогой. Глобальные проблемы изменения климата, истощение ресурсов нефти, деградация сельскохозяйственных земель, дефицит пресной воды и их последствия уже проявились или проявятся в течение нескольких ближайших десятилетий. Еще не поздно перейти на путь устойчивого развития. Однако многие важные возможности были утрачены из-за 35-летнего отрицания очевидных фактов».

Сейчас сам Медоуз больше не хочет рассуждать о возможных вариантах демпфирования цивилизационного кризиса и о перспективах перехода к пресловутому устойчивому развитию. Время для реализации мягких сценариев, по его мнению, уже ушло: «В течение ближайших двадцати лет мир ожидает больше драматических перемен, чем за все прошедшее столетие».

Вы утверждаете, что уже в ближайшие двадцать лет мировое производство нефти упадет примерно на 50 процентов.

Как известно, существуют два ключевых вида данных по нефти. Первый тип — это «словесное представление» о том, каковы ее общие залежи в недрах (оценка запасов). Второй же тип данных — то, что добывается по факту.

С первым типом данных все очень непросто, потому что там, к сожалению, у каждого есть очень серьезные причины, чтобы врать. Причем иногда выгодно соврать в большую сторону, а иногда — приуменьшить. Но сейчас данных такого типа набрано достаточно, потому что в большинстве случаев нефтяными ресурсами владеют государственные структуры, они уже не в частных руках, и публикуемые ими цифры уже более или менее устаканились. Ну а данные о реальной добыче, разумеется, гораздо точнее, более того, они каких-либо серьезных сомнений не вызывают.

Сейчас я покажу вам график, на котором показан временной диапазон с 1930 года по текущий момент, до 2010-го, а дальше — прогнозная оценка. На нем зеленым цветом отмечены все реально разведанные запасы — то есть то, что было точно подтверждено пробами и бурением. Итак, вся доступная нефть — это интеграл под этой зеленой кривой (площадь всего, что находится в зеленой области). Черная же кривая показывает фактическую добычу нефти. И уже в 1984 году впервые произошло превышение общего годового объема добытой нефти над объемом новых разведанных месторождений.

Более того, начиная с 1984 года ежегодно выкачивалось больше нефти, чем обнаруживалось новых разведанных запасов. И область, отмеченная красным, — это та самая растущая разница между вновь обнаруженной и добытой нефтью. Пока она еще компенсируется за счет прошлых разведанных запасов. А в другой таблице представлены данные о динамике глобальной добычи нефти. Из нее следует, что с 1995-го по 1999 год добыча выросла на 5,5 процента, с 2000-го по 2004‑й — на 7,9, а с 2005-го по 2009-й — только на 0,4 процента.

И согласно оценкам, представленным в лучшем, на мой взгляд, исследовании (уточним, что г-н Медоуз здесь ссылается на прогноз, сделанный еще в феврале 2008 года Energy Watch Group. — «Эксперт»), реально оценившем запасы, оставшиеся на каждом конкретном крупном месторождении, в ближайшие двадцать лет, с 2010-го по 2030-й, произойдет общее падение нефтедобычи на 50 процентов.

Причем нынешний всплеск цен на нефть на мировом рынке уже готовит нас к реализации этого сценария: именно так ведут себя биржи, когда какой-либо продукт начинает истощаться. Сегодня уже требуются многомиллиардные вложения, чтобы хотя бы поддержать добычу нефти на текущем максимальном уровне.

Но помимо прогноза, на который вы сейчас сослались, существуют и куда менее пессимистичные оценки динамики нефтедобычи.

— У меня есть две веские причины больше доверять именно этому исследованию. Во-первых, многолетние исторические данные четко свидетельствуют, что добыча нефти следует так называемой колокольной функции. Соединенные Штаты долгое время были ведущим мировым добытчиком нефти и ведущим мировым экспортером. Но в 1970-е пик добычи там был пройден. После этого американцы еще нашли нефтяные залежи на Аляске, но к прежнему уровню добычи вернуться уже не удалось и никогда не удастся. Помимо США сегодня есть еще очень много стран — производителей нефти, несколько дюжин, и большинство из них тоже прошли свой пик добычи.

Та же Саудовская Аравия и ее соседи утверждают, что у них имеются запасы еще лет на триста. Может, они и привирают, конечно, но не на порядок же…

— Здесь опять-таки весь вопрос в правильной трактовке. Люди очень любят рассуждать о том, как много всяких полезных вещей еще где-то лежит. Нефтеносные пески, шельфовые зоны, глубоководное бурение — там якобы ждут своего времени еще десятки миллиардов баррелей. Но мы не можем всерьез оперировать оценками того, что еще лежит в земле или на дне Мирового океана, пока не известно, будет ли оно вообще добыто. Сначала все это добро надо как-то извлечь.

И я при этом оставляю пока за скобками чисто финансовый аспект. Разумеется, нацбанки могут запустить печатный станок — и вы получите много долларов (евро, рублей и так далее). Те же Соединенные Штаты печатают доллары в огромных количествах. Но есть такой важнейший экономический показатель — коэффициент возврата инвестиций в энергетической отрасли. И здесь кроется вторая причина того, что я склонен верить в скорое резкое падение объемов мировой нефтедобычи.

Этот показатель оценивает именно эффективность капиталовложений, или, в упрощенной интерпретации, говорит о том, сколько энергии и всего остального вам нужно затратить, чтобы эту нефть добыть. Заметьте, это не денежный вопрос, это вопрос именно капитальных активов: если вы тратите определенное количество энергии, чтобы добыть то же определенное количество энергии, чисто финансовая составляющая значения уже не имеет. Как только эти количества энергии сравняются, всякая добыча станет абсолютно бесполезной. На раннем этапе нефтедобычи в Соединенных Штатах коэффициент возврата вложений в добычу энергоресурсов составлял 100. То есть, грубо говоря, для того, чтобы добыть 100 тонн нефти, надо было затратить одну тонну ее энергетического эквивалента. Сейчас же в США эта величина сильно упала и находится в диапазоне от 15 до 30, в зависимости от месторождений: где-то добывать легче, где-то сложнее. И тенденция к дальнейшему снижению прослеживается совершенно четкая. В странах ОПЕК этот коэффициент в среднем еще держится на уровне 30. Что же касается России, то у меня нет точных данных, но, по-видимому, примерно посредине между американскими и опековскими цифрами.

При этом первыми, естественно, исчерпываются месторождения, расположенные поблизости и доступные для легкой добычи. А когда вся такая нефть уже выкачана, приходится идти в более труднодоступные места и тратить намного больше, чтобы извлекать оттуда сырье, транспортировать его и так далее. Иными словами, коэффициент возврата будет падать неизбежно. Конечно, более совершенные технологии могут повлиять на величину этого коэффициента в большую сторону, но общий понижательный тренд они едва ли смогут переломить.

Еще раз спросим: почему вы так уверенно говорите именно о 50-процентном падении добычи к началу 2030-х?

— В ответ и я повторюсь: это не моя собственная оценка, так что, может быть, и не 50, а 20 процентов окажется в итоге, но, может быть, и все 60. А вот в чем я уверен точно, так это в том, что кривая нефтедобычи в самом скором времени пойдет вниз, а не вверх. Здесь у меня сомнений никаких. И на том графике, который я вам показывал, буквально невооруженным глазом видно: разрыв между добытой и разведанной нефтью уже настолько велик, что даже за счет увеличения отдачи от остальных энергосекторов полностью компенсировать это падение не удастся. Да, в России газа еще очень много, и в ближайшие лет двадцать (или чуть больше) как раз и будет выход на пик по газу. Но, как известно, во многих областях газ не может заменить нефть полностью.

Еще в 1956 году геолог компании Shell Oil Кинг Хабберт предсказал, что пик производства нефти в США придется на вторую половину 1960-х, после чего начнется процесс необратимого упадка. Его прогноз тогда многие посчитали безответственным и даже бредовым, однако все произошло в точности по его сценарию: максимум нефтедобычи в США (10,2 миллиона баррелей в сутки) пришелся на 1970 год, а затем она медленно, но устойчиво пошла под гору. Более того, его долгосрочный оценочный график практически в точности совпал с реальными данными по американской добыче до 2005 года включительно.

Параллельно с ростом цен на нефть происходит, пускай и медленно, снижение затрат на производство энергии из альтернативных, возобновляемых источников. И если в долгосрочной перспективе оба эти тренда сохранятся, кривые издержек будут быстро сближаться, и начнется массовый переток капиталовложений в альтернативный сектор, что, по идее, может обеспечить относительно безболезненное замещение одного вида истощающихся энергоресурсов другими, практически безграничными.

— К сожалению, у меня пока весьма скептическое отношение к этому сценарию развития событий. Так исторически сложилось, что переход с одного принципиального источника энергии на другой занимает как минимум несколько десятилетий. От дров к каменному углю, от каменного угля к нефти и газу — это были продолжительные переходы, каждый порядка пятидесяти лет. И мировая экономическая система до сих пор была не в состоянии обеспечить плавный переход на временном отрезке продолжительностью в полстолетия — ее лихорадит намного чаще.

И не забывайте еще, пожалуйста, что на новые технологии использования возобновляемых источников расходуется огромное количество невозобновляемых. Это известная ловушка.

А что вы в таком случае можете сказать по поводу недавней шумихи вокруг пресловутого американского сланцевого газа, который якобы может стать временной заменой традиционным углеводородам?

— Думаю, России не стоит беспокоиться по этому поводу. Сегодня производители сланцевого газа несут совершенно немыслимые расходы, потому что продают газ себе в убыток по цене, составляющей примерно треть их реальных затрат. Почему они уходят в минус? Потому что экономическая система в Штатах довольно-таки своеобразна. Если говорить о доме, расположенном на определенном участке земли, то его хозяин владеет и землей, и всем, что содержится внутри. И если вы хотите эксплуатировать недра, вам необходимо сначала подписать договор с их владельцем. Причем, согласно условиям такого контракта, если впоследствии вы прекращаете добычу, вы сразу же теряете право на дальнейшее использование этих недр. А добытчики сланцевого газа, разумеется, не хотят это право потерять. Поэтому они продолжают производить газ себе в убыток. Для них это очень серьезная проблема. И чтобы избежать банкротства, им надо найти деньги, которые позволили бы продолжать этот процесс. Ради этого они откровенно врут о прибыльности добычи такого газа. Причем врут сразу двумя способами. Во-первых, когда у вас запасы очень велики, вы можете бурить параллельно в десяти, в двадцати, в ста точках. И компании выбирают скважину, дающую лучшие результаты, и говорят вам, что на всей осваиваемой территории количество добываемого ресурса якобы будет так же велико и во всех прочих скважинах. Второй же способ вранья — замалчивание того, как со временем будет меняться кривая добычи. В настоящее время в среднем на одной такой скважине в течение года происходит снижение объема примерно на 60 процентов. В прежние годы падение было гораздо более плавным. Но сейчас технологии добычи развились настолько, что из скважины вполне можно выкачивать максимум за первый же год. И, думаю, эта тенденция сохранится и в дальнейшем.

Причем, если вы обратите внимание на то, сколько таких скважин уже пробурили, то выяснится, что какое-то время количество скважин быстро росло, а потом — бац! — и перестало. Если все это было настолько прибыльно, почему же они перестали бурить? Так что, по моим ощущениям, уже в ближайшие три года Штаты снова столкнутся с проблемой серьезной нехватки газа”.

 

Источник: http://expert.ru/expert/2012/16/malo-ne-pokazhetsya/?n=8934

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

4 comments on ““Пределы роста”: взгляд авторитетного алармиста.

  1. Спасибо за статью оказалась очень полезной.

  2. Автор, а у вас никто записи не тырит? А то у меня заколебали уже – копируют и копируют. И главное, что даже ссылку никто не удосужится поставить.

  3. Довольно интересно конечно. Я немогу подписаться под каждым вашим словом, но в общем соглашусь.

  4. Thank you for this valuable post. It changed my idea.

Leave a Reply

WordPress Themes