Мировые экономические новости: июнь 2020

29 июня – 5 июля 2020 года

США. Статистика по рынку труда США в июне вновь указала на постепенное восстановление занятости по мере снятия административных ограничений из-за коронавируса. Согласно отчету Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics, BLS) уровень безработицы снизился до 11,1% в июне против 13,3% в мае и рекордных 14,7% в апреле. Консенсус Reuters прогнозировал безработицу в июне на уровне 12,3%. Количество безработных снизилось до 17,8 млн человек благодаря сокращению числа временных безработных («on temporary layoffs»). В то же время число постоянных сокращений продолжает увеличиваться – до 2,9 млн человек в июне. На наш взгляд, последний отчет BLS стоит рассматривать со сдержанным оптимизмом. Официальные оценки уровня безработицы могут быть занижены. По расчетам экономистов PIIE, «реальная» безработица в июне составляет порядка 13,0% с учетом поправок на ошибки классификации. Если же исключить из расчета безработных из-за временной потери работы, то показатель безработицы находится на уровне 7,0% в июне против «докризисных» значений в 3,5% в феврале.

 

Кроме того, усиливаются опасения касательно дальнейшего восстановления рынка труда в США. Июньский отчет BLS не отражает всплеск новых случаев Covid-19 во второй половине месяца, в результате которого часть штатов вновь ужесточила ограничения либо пересмотрела план поэтапного выхода из карантина. Первичные обращения за пособием по безработице снижаются, но остаются на повышенном уровне – в диапазоне 1,4-1,6 млн человек еженедельно начиная с 6 июня против чуть более 200 тыс. человек до кризиса. Стоит отметить, что в конце июля истекает срок действия надбавки к еженедельному пособию по безработице в размере $600 в рамках CARES Act, которая направлена на поддержку потребительского спроса. Восстановление рынка труда ограничивает недостаточный спрос на рабочую силу в условиях ограничений из-за коронавируса. Падение спроса со стороны потребителей на фоне отсутствия господдержки может спровоцировать волну увольнений.

 

 

КИТАЙ. Китай принял закон о национальной безопасности Гонконга – специального административного района Китая. Закон предполагает ограничение протестных действий, создание ведомства по безопасности, подчиненное центральным властям КНР, контроль над иностранными неправительственными организациями. Однако эти меры повышают вероятность большего вмешательства Китая в деятельность внутри территории. Так, ускорение процесса открытия финансового рынка Китая приведет к увеличению международных потоков капитала. Учитывая большую роль Гонконга как мирового финансового центра, значительная часть этих средств будет проходить через него. Это, в свою очередь, подталкивает Китай к повышению контроля на данной территории.

 

С точки зрения экономического взаимодействия Гонконг считается «посредником» между Китаем и остальным миром. Гонконгская фондовая биржа является крупнейшей в мире (1-е место в 2019г по стоимости привлеченных средств). В том числе более 70% IPO китайских компаний проводится в Гонконге. Крупнейшим IPO в 2019г стал вторичный листинг компании Alibaba Group, который составил 33% общего объема привлеченных средств на рынке IPO. Гонконг, несмотря на наличие собственной валюты, является крупнейшей площадкой, где торгуется китайский юань. По данным BIS, cредний оборот транзакций юаня в день в Гонконге с 2016г по 2019г вырос на 40% до $107,6 млрд. Вместе c тем по данным на 2018г, через Гонконг проходит 55,5% всех исходящих инвестиций Китая.

 

Принятие закона вызвало международную критику. В том числе это приведет к эскалации торгового конфликта с США. Так, обсуждается отмена особого статуса Гонконга в торговле, в частности запрет на экспорт оборонной продукции и ограничение доступа к технологиям, а также вводятся санкции в отношении некоторых банков и компаний.

 

 

 

22 – 28 июня 2020 года

МИР. МВФ пересмотрел прогноз масштаба мировой рецессии, вызванной COVID-кризисом. Снижение мирового ВВП в 2020г составит 4,9% против ожидаемых ранее (в апрельском WEO) 3%. В 2021г мировая экономика, согласно прогнозу, вырастет на 5,4%. Накопленные за 2020-21гг потери мировой экономики (в терминах реальных объемов выпуска) из-за кризиса оцениваются в $12,5 трлн. Пересмотр прогноза связан с более «слабыми», чем ожидалось, данными в первой половине текущего года. Снижение ВВП развитых стран в 2020г составит 8%, развивающихся рынков – 3% (если исключить Китай – 5%). Объем мировой торговли в 2020г упадет, согласно новым оценкам, примерно на 12%. Также МВФ вновь пересмотрел объем глобальной бюджетной помощи, теперь он превышает $10 трлн.

 

 

НЕФТЬ. в июне МЭА вновь пересмотрело прогноз мирового спроса на нефть и ожидает его падение в текущем году в объеме 8,1 мб/д (прежний прогноз – сокращение на 8,6 мб/д). Объем мирового спроса по итогам 1кв, согласно МЭА, составил 93,5 мб/д (-5,4 мб/д в терминах гг). Максимальное падение спроса в 2020г придется на 2кв текущего года ввиду наиболее жестких карантинных ограничений на пике пандемии. По нашим оценкам, избыток нефти на мировом рынке во 2кв превысит 15 мб/д. По итогам 2020г мы также ожидаем избыток нефти, однако во втором полугодии, по нашему мнению, возможен дефицит. Главные риски прогноза параметров рынка связаны с новыми существенными вспышками коронавируса и возвратом карантинных мер.

 

Предложение нефти, по нашим оценкам, будет постепенно увеличиваться – как по мере восстановления спроса и цен (за счет стран за пределами ОПЕК+), так и за счет смягчения ограничения добычи ОПЕК+. Напомним, на данный момент сделка ОПЕК+ предполагает ограничение производства нефти на 9,7 мб/д в мае и июне, а также на 9,6 мб/д в июле. Далее (до конца 2020г) ограничение ослабнет до 7,7 мб/д.

 

Мы предполагаем постепенное восстановление добычи сланцевой нефти (по мере роста цен и возможности запускать остановленные скважины). Напомним, цены безубыточности в США различаются в зависимости от месторождения. Для наиболее значимых месторождений цены безубыточности составляют $41-45/барр. Отметим, что на фоне приближения цен к соответствующему уровню добыча США (по состоянию на 19 июня) впервые с 13 марта немного выросла (с 10,5 мб/д на 12 июня до 11 мб/д).

 

Минэнерго США (EIA) прогнозирует постепенное восстановление мирового предложения нефти. В то же время его объем в конце 2021г (98,4 мб/д в декабре), согласно прогнозу, будет немного меньше, чем в марте и апреле 2020г (более 100 мб/д). На фоне восстановления спроса EIA ожидает сокращения запасов с рекордного пика в апреле 2020г.

 

Мировые запасы нефти на плавучих судах продолжают расти – за счет стран Азии, на которые приходится 70% их мирового объема. Эти страны закупали нефть на фоне низких мировых цен для формирования запасов и последующего удовлетворения спроса по мере ослабления карантинных ограничений. Первоначальный рост закупок и, соответственно, запасов нефти, наблюдался в Китае, затем в других азиатских странах. Тем не менее наибольший вклад внесли китайские закупки, т. к. на страну приходится 40% потребления нефти в Азии (14,3% мирового потребления в 2019г).

 

Во время пандемии Китай не снизил спрос на поставки нефти несмотря на спад в экономике. Низкие мировые цены на нефть привели к расширению спроса со стороны частных НПЗ. При этом на фоне сокращения внутреннего спроса объемы переработки снизились (-4,6%гг по итогам 1кв), а импортируемое сырье направлялось на пополнение хранилищ. Вместе с тем активному росту спроса частных НПЗ способствовало повышение квот на импорт нефти. Министерство торговли в апреле выпустило дополнительные разрешения на импорт нефти на 53,88 млн т (393,2 мб), что стало дополнением к первой «партии» квот на текущий год объемом 103,83 млн т. Выделенные квоты на 64% превышают уровень в январе-апреле прошлого года.

 

 

ЕВРОЗОНА. PMI Composite вырос до 47,5 пунктов в июне (в мае – 31,9), достигнув максимума с марта. Рост индекса оказался выше ожиданий рынка. Так, по данным trading economics, консенсус рынка был равен 42,4 пунктам. Однако данные индекса по-прежнему указывают на сокращение экономики еврозоны, хотя и более медленным темпами, чем в предыдущие месяцы. Рост подиндекса услуг был более выраженным, с 30,5 до 47,3 пунктов, на фоне продолжающегося снятия ограничений. Тогда как подиндекс промышленности вырос только на 12,6 до 48,2 пунктов. В разрезе стран две крупнейшие экономики еврозоны, Германия и Франция, показывают позитивную динамику. Так, во Франции PMI вырос с 32,1 до 51,3, что указывает на рост французской экономики в июне. Тем самым краткосрочные индикаторы дают основания ожидать восстановление экономики во второй половине года. Вместе с тем скорость и масштаб восстановления остаются под вопросом. Так, МВФ повторно ухудшил прогноз роста еврозоны в этом году, с 7,5 до 10,2%, отметив необходимость сохранения ряда ограничений в течение более длительного периода, чем изначально предполагалось.

 

Рост госдолга ограничит восстановление экономики еврозоны в среднесрочной перспективе. По прогнозам МВФ, госдолг стран еврозоны вырастет с 84,1 в 2019г до 105,1% ВВП в 2020г. В отдельных странах рост будет гораздо сильнее: в Италии ожидается увеличение госдолга до 166% ВВП, в Испании до 124%. Рост госдолга в относительном выражении произойдет как за счет падения ВВП, так и за счет рекордного дефицита бюджета. МВФ ожидает увеличение дефицита до 11,7% ВВП на фоне роста расходов и выпадения доходов. Так, например, по данным Министерства финансов Германии, рост расходов с января по май уже составил 16%гг, а падение доходов с налогов 10,8%. В свою очередь, возросший госдолг и последующая бюджетная консолидация существенно ограничат возможности отдельных стран по стимулированию экономики в посткризисный период. В особенности для стран, испытывающих фискальные проблемы еще до начала кризиса. Так, например, расходы по обслуживанию госдолга Италии, даже в условиях низких процентных ставок, составили 3,4% ВВП в 2019г.

 

 

РОССИЯ. Президент Владимир Путин выступил с обращением к гражданам и объявил дополнительные меры поддержки экономики. Основные предложения коснулись поддержки населения, регионов и IT-отрасли. Социальный пакет мер включает повторную выплату по 10 тысяч рублей на каждого ребенка до 16 лет. Минфин планирует выделить на эту программу 274,3 млрд рублей. Кроме того, на два месяца будут продлены повышенные пособия по безработице, дополнительные выплаты безработным с детьми, сотрудникам социальных учреждений, а также стимулирующие выплаты медикам. По нашим оценкам, это может потребовать дополнительно около 70 млрд рублей. Вместе с тем президент объявил о повышении со следующего года ставки НДФЛ с 13% до 15% для людей с доходами свыше 5 млн рублей в год. При этом повышенной ставкой будут облагаться только доходы свыше 5 млн рублей. По оценке президента, эта мера принесет в бюджет около 60 млрд рублей. Полученные средства будут направлены на лечение детей с тяжелыми заболеваниями. Дополнительную помощь также получат регионы: 100 млрд – на покрытие расходов и 100 млрд – на обновление дорожной сети. Существенные изменения коснутся IT-отрасли. Владимир Путин предложил бессрочно снизить ставки страховых взносов с 14% до 7,6% и ставку налога на прибыль с 20% до 3% для IT-компаний. По последним данным Министерства цифрового развития, в списке аккредитованных ИТ-компаний около 11,6 тысяч организаций. Однако использовать льготы, вероятно, смогут не все. Так, на данный момент воспользоваться пониженными страховыми взносами могут только компании, у которых доля доходов от продажи ПО составляет не менее 90%. Компенсировать выпадающие доходы бюджета от снижения налогов предлагается отменой нулевого НДС на продажу ПО. В этом случае возможны дополнительные субсидии для компаний, разрабатывающих российские программные продукты.

 

 

 

15 – 21 июня 2020 года

США. Падение прибыли компаний в условиях административных ограничений из-за распространения Covid-19 усилили опасения регулятора касательно роста массовых банкротств в США. В частности, в начале мая глава ФРБ Сент-Луиса Джеймс Буллард предупредил, что длительный локдаун может привести к проблеме массовой неплатежеспособности предприятий. Согласно данным Американского института банкротства, в настоящее время уже наблюдается рост заявок на банкротство со стороны коммерческих компаний. В мае количество заявок фирм на банкротство на основании главы 11 Кодекса о банкротстве США (предусматривает возможность реструктуризации бизнеса) увеличилось на 48%гг. При этом среди компаний, которые оформляют иски на банкротство, находятся такие крупные игроки, как Hertz, JC Penney, Neiman Marcus и J.Crew. Высокий уровень задолженности нефинансовых компаний, в свою очередь, усиливает негативные эффекты от пандемии коронавируса.

 

Размер задолженности нефинансовых компаний находится на историческом максимуме. Так, долг корпоративного сектора (кредиты и долговые ценные бумаги) вырос почти в 1,6 раз с конца 3кв08г до $10,5 трлн или 49% ВВП в 1кв20г. При этом увеличение задолженности нефинансовых компаний во многом связано с ростом сегмента высокорисковых займов. По данным ФРС, объемы чистых выпусков высокорисковых долгов оставались высокими после финансового кризиса благодаря стремительному росту рынка leveraged loans в США. Напомним, единого определения leveraged loans не существует. ФРС и ЕЦБ определяют термин leveraged loans как займы высокозакредитованным фирмам, у которых показатель долговой нагрузки Debt/EBITDA превышает 4х. Рейтинговые агентства относят к leveraged loans кредиты компаниям с неинвестиционным кредитным рейтингом (Ba1/BB+ и ниже, по Moody’s/S&P) или компаниям без рейтинга по более высокой ставке.

 

Стремительный рост рынка leveraged loans остается предметом пристального внимания как американского регулятора, так и международных организаций. МВФ в последнем выпуске Global Financial Stability Report отметил возросшие риски со стороны рынка рисковых долгов на фоне пандемии Covid-19. Резкий рост рынка leveraged loans в основном обусловлен увеличением объемов кредитования со стороны институциональных инвесторов. Ужесточение банковского надзора после глобального финансового кризиса способствовало замедлению роста выпусков банками рисковых займов с большим кредитным плечом. Согласно ФРС, рынок высокорисковых долгов институциональных инвесторов продемонстрировал рост в среднем на 15% в год за период с 2000 по 2019гг. На текущий момент объем рынка institutional leveraged loans в США составляет порядка $1,2 трлн. В то же время растет спрос на обеспеченные долговые обязательства («collateralized loan obligations», CLO) – порядка 50% от выданных займов приходится на выпуски деривативов CLO. На конец 2019г объем рынка CLO оценивался в $606 млрд против $264 млрд в 2011г. Рост выпуска новых CLO составил $118,8 млрд в 2019г против рекордных значений 2018г в $128,9 млрд. Интерес компаний к leveraged loans во многом связан с необходимостью привлечения средств для финансирования сделок слияний и поглощений, выплат дивидендов, выкупа собственных акций.

 

Наряду со стремительным ростом рынка leveraged loans опасения вызывает и ухудшение кредитного качества компаний-заемщиков. Доля компаний-заемщиков с крайне высокой долговой нагрузкой постоянно увеличивалась после кризиса 2007-09гг. По данным S&P, доля кредитов, выданных крупным компаниям с уровнем долговой нагрузки Debt/EBITDA выше 4x, превысила значения 2007г в 68,8% и по итогам 2019г составила 80,7%. Долговое бремя у более мелких компаний, как правило, еще выше. Стоит заметить, что уровень закредитованности компаний в США может быть недооценен благодаря возможности корректировок при расчете показателя EBITDA. Так, недобросовестные участники рынка могут «скорректировать» показатели финансовой устойчивости фирмы, что в свою очередь, повышает системный риск. Согласно расчетам МВФ, средний уровень долговой нагрузки Debt/EBITDA для новых выпусков leveraged loans вырос с 4х в 2010г почти до 5,5х в 2019г с учетом корректировок EBITDA или с 4,5х до выше 6,5х в 2019гс исключением корректировок в рамках «креативной бухгалтерии».

 

Ухудшение кредитоспособности компаний-заемщиков выглядит более выраженным в разрезе оценок рейтинговых агентств. К примеру, по оценкам МВФ, доля новых выпусков leveraged loans с неинвестиционным кредитным рейтингом достигла рекордных значений. По итогам 2019г на рисковые займы с крайне низкими кредитными рейтингами B+/B/B- или CCC приходится порядка 64% против 8-7% в 2008-09гг. Вместе с тем кредитное качество деривативов CLO в обращении также снижается.

 

Снижение стандартов андеррайтинга при выпуске высокорисковых кредитов также усиливает риски потерь в случае экономического спада. Отметим, доля covenant-lite кредитов (с низкими требованиями к компаниям-заемщикам) существенно выросла – до более 80% от всех выданных кредитов против 30% в 2012г или 15% в 2008г. Рейтинговое агентство Moody’s обращает внимание на значительное смягчение требований к компаниям-заемщикам после финансового кризиса. Согласно индикатору качества ковенант Moody’s LCQI, который отражает степень защиты инвесторов (1 – сильный уровень защиты, 5 – слабый уровень защиты), оценка требований к заемщикам составляет 4,23 в 4кв19г против 2,50 в 2007г – минимальная степень защиты инвесторов за всю историю наблюдений. При этом уровень потерь инвесторов может быть выше в случае массовых дефолтов на фоне смещения структуры капитала заемщика к выпуску first-lien кредитов (старший долг в процедуре банкротства) при снижении доли младшего долга.

 

Кризис ликвидности компаний из-за эффекта Covid-19 в условиях ухудшения кредитного качества заемщиков и смягчения стандартов андеррайтинга при выпуске высокорисковых кредитов может трансформироваться в проблему массовых дефолтов. Согласно S&P, количество дефолтов в сегменте leveraged loans продолжает увеличиваться. В мае показатель уровня дефолтов оказался выше среднего значения в истории наблюдений – 2,85%. Уровень дефолтов по количеству заемщиков вырос до 3,29% – максимум с сентября 2010г. Напомним, уровень дефолтов достигал 8,25% на пике в ноябре 2009г. Уровень дефолтов по объему продемонстрировал рост до 3,14% в мае с 2,32% месяцем ранее и против 1,39% на конец 2019г. В то же время, рейтинговые агентства массово пересматривают кредитные рейтинги долгов в сторону понижения. В частности, коэффициент числа понижений рейтингов к числу повышений (downgrades to upgrades ratio) – как правило, предшествует волне дефолтов – достиг рекордных значений в 43,2х в мае при уровне 8,45х в январе 2009г (среднее по 3 мес.). Потенциальный рост дефолтов по кредитам способствует росту опасений в отношении функционирования рынка деривативов CLO.

 

МВФ в отчете Global Financial Stability Report обращает внимание на график погашения высокорисковых займов: большая часть leveraged loans – со сроком погашения в ближайшие пять лет. Значительная часть займов к погашению приходится на компании с кредитным рейтингом на уровне B или ниже. При этом МВФ оценивает риски рефинансирования рисковых долгов как «управляемые в краткосрочном периоде». Также отметим, что коэффициент покрытия процентов (interest coverage ratio) – прокси-индикатор способности заемщика обслуживать долг на постоянной основе – снижается, но остается значительно выше уровней 2007г. По данным S&P, коэффициент покрытия процентов снизился в среднем до 4,3х в 1кв20г (-66бп по отношению к прошлому году) – минимальное значение за 6 лет. Напомним, interest coverage ratio в 1кв07г находился на уровне 3,2х (3,4х в 1кв08г). Коэффициент покрытия процентов по новым leveraged loans для крупных компаний выше, чем для более мелких фирм. Interest coverage ratio для крупных компаний снизился до 3,6х в 2019г на фоне ужесточения политики ФРС с конца 2015г (против 3,9х в 2011г), для более мелких фирм – до 2,5х (3,4х).

 

Слабое регулирование рынка высокорисковых займов усиливает системный риск. Напомним, после финансового кризиса 2007-09гг регулятор ужесточил надзор за кредитной активностью банков в сегменте рисковых займов. Деятельность институциональных инвесторов, в свою очередь, не попадает под банковское регулирование. На фоне возросшей роли институциональных инвесторов в сегменте leveraged loans регуляторы выражают опасения относительно недостаточного мониторинга и надзора за их деятельностью. МВФ указывает на необходимость расширения периметра регулирования и разработки макропруденциальных мер для небанковских организаций.

 

Таким образом, рынок leveraged loans остается одним из ключевых факторов риска для финансовой стабильности в США:

  • В условиях снижения качества заемщиков кризис ликвидности из-за эффекта Covid-19 может трансформироваться в проблему массовой неплатежеспособности. По оценкам Fitch Ratings, уровень дефолтов по leveraged loans может вырасти до 5-6% в 2020г и до 8-9% в 2021г. Принимаемые меры ФРС по предоставлению ликвидности компаниям способствуют снижению напряженности, однако, доступ к этим ресурсам, как правило, ограничен для сильно закредитованных заемщиков.

 

  • Тогда как прямая подверженность риску банков на рынке CLO минимальна (они владеют качественные траншами с кредитными рейтингами AAA), BIS обращает внимание на возможные косвенные риски (indirect exposure) для банков в случае массовых убытков институциональных игроков – «через юридические и репутационные связи, кредитные средства и первичные брокерские услуги». Однако, говоря про прямые риски, не стоит забывать, что в основе ААА-траншей CLO лежат кредиты компаниям с кредитными рейтингами В и ниже.

 

  • Leveraged loans предполагают плавающую ставку по кредитам, что может служить еще одним аргументом для ФРС в пользу сохранения ультра-мягкой денежно-кредитной политики долгое время, чтобы не усиливать давление на заемщиков. Еще до кризиса способность фирм обслуживать свои долги постепенно снижалась.

 

 

КИТАЙ. Экономические индикаторы в мае демонстрируют аналогичную прошлому месяцу тенденцию. Рост промышленного производства крупных предприятий ускорился в мае до 4,4%гг (+1,5%мм). Розничные продажи все еще ниже уровня прошлого года (-2,8%гг), в месячном выражении показатель вырос на 0,8%. Однако сохраняются опасения второй волны инфекции. После единичных случаев заражения на протяжении последних двух месяцев был отмечен рост с 14 июня. По данным на 22 июня их число суммарно достигло 321 человек. Вспышка вируса на с/х рынке в Пекине привела к возобновлению более строгих ограничительных мер (отмена части авиарейсов, блокировка некоторых районов).

 

Инвестиции в основной капитал в мае выросли на 5,9%мм, по итогам первых пяти месяцев показатель на 6,3% ниже, чем в прошлом году. Вместе с тем наблюдается восстановление на рынке недвижимости: ускорились инвестиции (-0,3%гг по итогам января-мая) и продажи в секторе в основном за счет жилой недвижимости. Во время карантина сделки с недвижимостью практически остановились (см. график). Тем не менее цены оставались стабильными, вероятно, за счет одновременного шока спроса и предложения. Так, средняя цена продажи жилой недвижимости за пять месяцев выросла на 3,9%гг. Восстановлению продаж способствовало некоторое снижение ставки по ипотечным кредитам и временное смягчение требований к покупке недвижимости на местном уровне.

 

В последнее время рынку недвижимости уделяется большое внимание в связи c нарастающими финансовыми рисками. Спекулятивный спрос на рынке приводил к быстрому росту цен на жилье. Власти неоднократно вводили инструменты контроля рынка недвижимости, такие как повышение минимального порога первоначального взноса, ограничение количества квартир, которое может приобрести один житель, др., для снижения рисков на рынке.

 

 

РОССИЯ. Банк России снизил ключевую ставку на 1пп до 4,5%. Решение было ожидаемо благодаря прямой риторике регулятора на фоне слабой деловой активности и инфляции. Таким образом, Россия перешла к мягкой денежно-кредитной политике. Напомним, ранее нейтральный уровень ставки оценивался Банком в 6-7%, однако весьма вероятно снижение оценки до 5,5-6,5%. На наш взгляд, в своем заявлении ЦБ дал сигнал, что может продолжить смягчение.

 

Федеральный бюджет увеличивает расходы. В мае траты составили 1,5 трлн рублей – темпы роста достигли +48%гг после +32%гг в апреле. Резкий рост в последние месяцы, очевидно, связан с программой господдержки. При этом майский рост произошел в основном за счет статей «национальная оборона», «межбюджетные трансферты», «здравоохранение» и «экономика»: 18, 16, 5 и 4 пунктов из 48% соответственно. Доходы резко, но ожидаемо упали на 41%гг. Основной вклад внес обвал нефтегазовых доходов на 69%гг, ненефтегазовые поступления упали на 17%гг во многом за счет налогов на импорт и прибыль. В результате дефицит бюджета составил 0,7 трлн рублей и был покрыт за счет привлечения госдолга и сокращения остатков на счетах. По итогам пяти месяцев дефицит составил 0,4 трлн благодаря профициту в марте-апреле.

 

Первая оценка Росстата подтвердила замедление экономического роста с 2,1 до 1,6%гг по итогам первого квартала. Снижение темпов роста ВВП во многом объясняется ослаблением внешнего спроса и началом введения ограничительных мер по борьбе с коронавирусом. В отраслевом разрезе отрицательный вклад в экономический рост внес транспортный сектор (-4,4%гг) из-за сокращения авиаперевозок и складской деятельности. В то же время поддержку оказала промышленность благодаря росту производства в обрабатывающей отрасли (+3,6%гг). Драйверами роста экономики по-прежнему оставались услуги за счет быстрого роста финансовой и страховой деятельности (+9,8%гг) и торговля (+4,9%гг). Околонулевой вклад в рост ВВП внесли сельское хозяйство (+2,3%гг) и строительство (+0,7%гг). По нашей оценке, в квартальном выражении темпы роста ВВП с учетом сезонности замедлились c 0,5% до 0,4%кк. Мы ожидаем, что основной негативный эффект от ограничительных мер проявится во втором квартале.

 

Спад в части базовых отраслей в мае замедлился на фоне начала снятия ограничений. Темпы спада промышленности снизились с -7% до -0,9%мм с учетом сезонности по оценке ЦМИ. Положительный вклад внес рост производства в обрабатывающем секторе на 3,5%мм. Высокие темпы роста наблюдались в легкой промышленности и в отраслях, ориентированных на инвестиционный спрос. В то же время добыча полезных ископаемых резко сократилась на 11,7%мм преимущественно из-за снижения добычи нефти и газа. Вероятно, это объясняется началом действия ограничений ОПЕК+ с 1 мая. Наряду со снижением добычи сократились перевозки по трубопроводному транспорту. В результате грузооборот транспорта упал на 4,1%мм. Отрицательные темпы роста строительства замедлились с -0,4% до -0,1%мм. Сельское хозяйство выросло на 0,2%мм. В июне экономическая активность продолжит восстанавливаться на фоне снятия ограничений. По оценке Минэкономразвития на 17 июня, индекс открытости региональных экономик достиг 93,8% против 71,3% в апреле. Отметим, что индекс рассчитывается на основе доли работников в секторах экономики, не находящихся под ограничением, к общему количеству экономически активного населения.

 

Покупательная активность населения начала расти. Объем платных услуг населению увеличился на 2,7%мм с учетом сезонности по оценке ЦМИ. Оборот розничной торговли вырос на 5,5%мм в большей степени за счет увеличения продаж непродовольственных товаров. Вероятно, в июне потребительская активность продолжила расти. По данным Сбербанка падение расходов на товары и услуги за последнюю неделю (с 8-14 июня) сократилось до 8%гг, в начале июня расходы были ниже на 10,8%гг.

 

Ситуация на рынке труда продолжила ухудшаться. Уровень безработицы с учетом сезонности по оценке ЦМИ вырос с 5,7 до 6,2%. При этом количество официально зарегистрированных безработных достигло 2,1 млн человек (+0,8 млн человек), в том числе, на фоне увеличения пособий по безработице. В целом, рост уровня безработицы в России по сравнению с другими странами остается умеренным. Возможно, подстройка к новым условиям происходила в большей степени за счет снижения заработных плат, а не занятости. Так, в апреле реальные заработные платы сократились на 6,6%мм.

 

 

 

8 – 14 июня 2020 года

РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ. Вызванный пандемией коронавируса кризис может обострить и усилить накопленные за длительный период низких процентных ставок глобальные финансовые риски. В частности, это касается уязвимости развивающихся рынков. Может ли пандемия коронавируса спровоцировать масштабный финансовый кризис, связанный с развивающимися странами?

 

Согласно апрельскому прогнозу МВФ, мировая рецессия в 2020г составит около 3% (в финансовый кризис 2009г мировой ВВП снизился только на 0,1%). ВВП развитых стран сократится в текущем году на 6,1%, развивающихся – на 1,1%. Для сравнения, в 2009г ВВП развивающихся экономик вырос на 2,8%. Отметим, что МВФ может пересмотреть в сторону понижения апрельский прогноз глобального ВВП. Переоценка вероятна, поскольку статистика за первые месяцы 2020г по многим странам «хуже» первоначальных ожиданий. Публикация нового прогноза запланирована на июнь.

 

Антикризисные меры, предпринимаемые в развивающихся странах (относительно ВВП), заметно меньше, нежели в развитых странах. Развитые страны выделили на помощь сектору здравоохранения 0,9% ВВП, а также 7,7% ВВП на поддержку других секторов. В развивающихся странах соответствующие пакеты мер – 0,3% ВВП и 2,5% ВВП (взвешенные по ВВП по ППС). Данные по отдельным странам также отражают разницу в масштабах поддержки экономик. Общая сумма глобальной финансовой помощи, вероятно, уже превысила оценку МВФ в начале мая в $9 трлн. Правительство Японии 27 мая объявило о новом пакете поддержки экономики стоимостью $1,1 трлн (21,1% ВВП). С учетом ранее принятых мер общая сумма помощи составит около $2,2 трлн (42,3% ВВП). Германия также анонсировала 3 июня дополнительную поддержку в $148 млрд (3,8% ВВП), суммарный пакет выделенной Германией помощи достиг 40,5% ВВП.

 

Мы не исключаем новых переоценок МВФ масштабов глобальной финансовой помощи. Вероятно, на фоне относительно умеренных масштабов помощи, направляемой ЕМ на борьбу с кризисом, существенного роста долговой нагрузки в этих странах пока не произошло. Долги развивающихся стран и связанные с ними риски накапливались в течение длительного периода низких процентных ставок. Вопросы возможного финансового кризиса возникали неоднократно (до пандемии коронавируса). Тем не менее пока долговые проблемы оставались частными случаями конкретных стран (например, Аргентины, Турции) и не затрагивали всю группу ЕМ. По данным МВФ (Global Financial Stability Report), объем совокупного долга медианной экономики из группы развивающихся стран в 2018г достиг 100% ВВП против 75% до глобального финансового кризиса. В то же время для Китая этот показатель существенно выше: более 250% ВВП в 2018г против 140% ВВП в 2007г.

 

Отметим, что многие развивающиеся страны увеличили суверенные заимствования в национальной валюте. Это снижает связанную с долговой нагрузкой уязвимость в периоды высокой волатильности обменных курсов и ужесточения глобальных финансовых условий. В отличие от многих развивающихся стран, государственные заимствования Аргентины в иностранной валюте не только не снизились, а достигли порядка 60% ВВП в 2019г против чуть менее 30% ВВП в 2010г. По этому критерию Аргентина «подошла» к началу пандемии с достаточно высокими долговыми рисками.

 

Интерес иностранных инвесторов к долговым инструментам ЕМ в национальных валютах растет. Доля участия нерезидентов в объеме долга, выпущенного в национальных валютах развивающихся стран, по данным МВФ, выросла с 10% в 2000г до почти 25% к началу 2020г. Основная доля портфельных инвестиций нерезидентов приходится на долговой сегмент рынка. В то же время участие иностранных инвесторов на рынке капитала развивающихся стран также увеличивается. Накопленный с 2005г приток портфельных инвестиций в активы ЕМ к началу 2020г достиг около $3,5 трлн.

 

Уязвимость некоторых развивающихся стран при sudden stop – относительно высокая (в частности, Аргентины и Турции). По данным JP Morgan, по состоянию на начало апреля сумма краткосрочного внешнего долга и ожидаемого в 2020г дефицита по текущему счету в этих странах превышала 160% объема их валютных резервов. В то же время многие развивающиеся страны менее уязвимы по данному критерию. Отметим также, что в некоторых развивающихся странах (Индонезия, Аргентина, Турция, Мексика) валютный долг домохозяйств и нефинансовых компаний составляет достаточно значимую долю (более 35%) от совокупного долга.

 

По данным МВФ, связанный с коронавирусом кризис привел к беспрецедентному в сравнении с другими кризисами оттоку капитала с развивающихся рынков. С начала пандемии отток капитала составил более $100 млрд. В терминах % ВВП это почти в 2 раза превышает отток во время глобального финансового кризиса. Напомним, что объем накопленного с 2005г притока портфельных инвестиций в активы развивающихся стран к началу 2020г составил около $3,5 трлн. Отметим также, что уже по состоянию на 22 мая МВФ сообщил о сжатии масштабов оттока капитала. Волатильность потоков портфельных инвестиций нерезидентов на развивающиеся рынки (исходя из скользящей средней за 28 дней, дневные данные) стала максимальной в сравнении с предыдущими кризисами. Масштаб дневного оттока капитала на пике связанных с пандемией распродаж достигал порядка $4 млрд.

 

Отток капитала сопровождался ослаблением валют развивающихся рынков, ростом доходностей и спредов по гособлигациям. В марте и апреле доходности 10Y USD-гособлигаций развивающихся стран заметно выросли относительно начала февраля. Спреды их доходностей к доходности соответствующих бумаг США также расширились. В то же время в начале июня как доходности, так и спреды суверенных еврооблигаций ЕМ снизились относительно середины апреля. Тем не менее пока спреды остаются выше своих значений на начало февраля.

 

Валюты многих развивающихся стран уже «отыграли» часть своего ослабления, однако многие из них остаются заметно слабее, чем в начале 2020г. Особенно это касается валют стран, экономики которых связаны с производством и экспортом ресурсов. Российский рубль по состоянию на 10 июня составил 68,7 руб./$ против 61,9 руб./$ на 1 января. Валюты Бразилии, Мексики, ЮАР ослабли в большей степени, чем рубль.

 

На фоне COVID-кризиса уже реализовались долговые риски, связанные с отдельными развивающимися странами. В мае Аргентина столкнулась c техническим дефолтом – девятым в истории. Страна не выплатила проценты по трем выпускам гособлигаций на $500 млн. Власти Аргентины ведут переговоры c кредиторами о реструктуризации долга на сумму более $65 млрд. Сроки переговоров переносились несколько раз, крайний обозначен на 19 июня. Первоначальный план реструктуризации предусматривал отсутствие платежей по долгу в течение трех лет, сокращение процентных платежей на 62% (на сумму $38 млрд) и 5,4% основного долга. План был отклонен кредиторами, и в настоящее время правительство разрабатывает новые предложения. Общий объем госдолга Аргентины составляет $341 млрд или 95% ВВП. Правительство Ливана впервые объявило дефолт – в марте 2020г. Страна не погасила задолженность по еврооблигациям на сумму $1,2 млрд.

 

Отток капитала сопровождается достаточно резким ужесточением международных условий кредитования, что осложняет способность заемщиков в ЕМ обслуживать долг (в первую очередь, краткосрочный). Рост стоимости капитала приводит к сжатию инвестиционного спроса со стороны компаний в развивающихся странах. Ослабление валют стимулирует рост экспорта и сокращает импорт, однако рост чистого экспорта оказывает относительно слабую поддержку экономической активности и ВВП, поскольку одновременно с этим сжимаются инвестиционный и потребительский спрос. Заемщики в ЕМ замещают потребности в валютном финансировании за счет внутренних источников. При отсутствии ослабления денежно-кредитной политики в течение нескольких месяцев после начала шока, связанного с sudden stop (например, чтобы избежать дальнейшего ослабления валюты), падение ВВП может быть значительно глубже, чем при смягчении политики.

 

Снижение спроса на импорт со стороны развивающихся стран транслируется в сжатие экспорта развитых экономик. Кроме этого, на фоне роста доходностей облигаций ЕМ и падения их цен активы банков-держателей этих бумаг (в том числе, в развитых странах) сжимаются. Таким образом, вызванные оттоком капитала проблемы в ЕМ через торговый и финансовый каналы распространяются и на развитые страны. Снижение связанных с группой ЕМ финансовых рисков, на наш взгляд, определяется возможностью быстро и эффективно реструктурировать кредиты.

 

Разумно предположить, что в самый жесткий за 100 лет кризис международные организации – главным образом МВФ и Мировой банк – должны полностью использовать свои резервы на поддержку пострадавших стран. Одна из задач МВФ – финансовая поддержка стран, временно потерявших доступ к международным рынкам. «Арсенал» МВФ – квоты и дополнительные соглашения о кредитовании (NAB) – составляет сейчас около $900 млрд. Другими словами, ресурс МВФ значительно превышает потенциальные потребности стран на разрывы ликвидности, возникшей в результате оттока $100 млрд с начала пандемии.

 

Однако, кредитование МВФ с марта увеличилось всего на $27 млрд, а беднейшим странам списали всего $244 млн. Фонд использует сейчас всего 13% доступных ему средств, хотя стран, которым поддержка МВФ с большой вероятностью сейчас помогла бы, немало – Турция, Судан, Аргентина, Индия, Украина. Но обращение за кредитом, превышающим квоту страны (для России, к примеру, сейчас составляет $18 млрд), требует начала полноценной кризисной программы с МВФ, на которую большинство стран не готовы. Текущие же инструменты быстрого реагирования предлагают небольшой объем финансирования сроком не более года.

 

Срочно внедрить новые программы финансирования МВФ призывают с начала кризиса, но сейчас в его арсенале все еще нет программы, способной эффективно помогать большинству развивающихся стран. Реакцию МВФ на кризис можно интерпретировать несколькими способами. Первый – возможно фонд не способен справляться с крупными кризисами по политическим или административным причинам. В таком случае, доступный ему размер финансирования необходимо существенно сократить. Второй – правила кредитования фонда требуют существенного смягчения или расширения. Третий – несмотря на рекордное падение мировой экономики, ни финансовых, ни экономических кризисов в большинстве стран не случится, поэтому в отсутствии спроса на кредиты МВФ нет никакой проблемы или аномалии. Мы склоняемся ко второму объяснению: главная международная антикризисная система не работает и нуждается в существенном пересмотре. Пока надеяться на эффективное предотвращение кризисов с помощью МВФ, по-видимому, рассчитывать не стоит.

 

Несмотря на проблемы с получением кредита у официальных кредиторов (МВФ, Мирового банка, Парижского клуба) переговоры с частными кредиторами с каждым годом становятся все сложнее. Главная причина этого – международной системы разрешения суверенных дефолтов не существует. А дефолт по частному долгу приводит к большему снижению суверенного рейтинга по сравнению с дефолтом перед официальными кредиторами (скорее всего, потому что дефолт перед частными инвесторами привлекает больше внимания). Сейчас уже 2/3 суверенных дефолтов рассматриваются в судах, хотя в 1980-е судебных тяжб по ним практически не было.

 

Пока действовал Акт США о суверенном иммунитете 1976-1985 годы можно считать «золотой порой» привлечение валютного долга развивающимися странами (или, наоборот, проблемой original sin). Активы стран были неприкосновенны, поэтому реструктуризации проходили относительно быстро: банки, основные кредиторы, не были заинтересованы в длительных тяжбах, а страны понимали, что невыгодные условия реструктуризации приведут к увеличению стоимости будущих заимствований.

 

Однако в 1990-е появились специализировавшиеся на суверенных дефолтах хедж-фонды, которые использовали стратегию holdout – т.е. требования выплаты кредитов по изначальным условиям с угрозой конфискации активов. А в 2000г в процессе Elliot против Чили первый раз был использован принцип pari passu, который сделал селективный дефолт почти невозможным. Указанный принцип запрещает дискриминацию между кредиторами. Таким образом, если часть кредиторов не соглашается на предложенные условия реструктуризации, то страна не имеет права начинать выплаты согласившимся на реструктуризацию кредиторам, не расплатившись также и с остальными. Такая тактика фондов-стервятников блокирует возможность быстрой реструктуризации и усложняет ее, т.к. снижает стимулы для реструктуризации у остальных кредиторов. Средний срок судебной тяжбы при этом составляет 7 лет, в течение которых страна оказывается фактически отрезанной от международного долгового рынка. К примеру, в 2011г около 10% греческого госдолга было выпущено в соответствии с иностранным правом. Почти никакие из них не попали под collective action clause (о CAC см. ниже), поэтому Греция до сих пор расплачивается по этим €6,4 млрд (~2% ВВП 2012г).

 

В 2015г во время реструктуризации украинского госдолга группа иностранных кредиторов, которой принадлежало около 40% валютного долга, пригрозила Украине участью Аргентины, поэтому первой пришлось согласиться на очень щедрые условия реструктуризации. Тело долга было сокращено на 20%, но процентные платежи повышены, а не понижены, как обычно бывает, до 7,75%. В итоге чистая приведенная стоимость долга не изменилась.

 

Наконец, самый яркий, пожалуй, пример последствий жесткости кредиторов – Венесуэла с 2016г по текущий момент. Страна в глубоком экономическом кризисе и нехваткой продовольствия и медикаментов продолжала полностью платить по внешнему долгу до декабря 2017г. Дефолт грозил остановкой нефтяной промышленности страны и изъятием иностранных НПЗ, принадлежащих венесуэльских нефтяным компаниям.

 

После кризиса 2008г с подобной практикой стараются бороться включением в кредит Collective action clause (CAC) – правилом, согласно которому если большая (обычно 70%) кредиторов соглашается с условиями реструктуризации, остальные также должны их принять. Однако, во-первых, многие страны до сих пор предпочитают выпускать долг без этой ковенанты, т.к. она увеличивает стоимость заимствований. Во-вторых, кредиторы обходят это ограничение, покупая долю валютного долга, исключающую возможность «принуждения к реструктуризации» (к примеру, Украина в 2015г).

 

Резюмируя, в результате перехода к принципу pari passu потенциальный дефолт даже по небольшому госдолгу в иностранной валюте (особенно, если он был выпущен CAC) может привести к полноценному экономическому и финансовому кризису. С каждым годом желающих занимать в иностранной валюте государств становится все меньше. Исправить это может только появление международных норм права, регулирующих дефолты по суверенному долгу. Но пока призывы к МВФ такой режим обеспечить, к значимым результатам не приводят.

 

 

 

1 – 7 июня 2020 года

НЕФТЬ. В прошедший четверг (4 июня) начались переговоры ОПЕК+ об уточнении условий сделки. Напомним, текущая договорённость предусматривает ограничение добычи на 9,7 мб/д в мае и июне, а также на 7,7 мб/д с июля по декабрь 2020г. Видеоконференция министров энергетики была перенесена на 6 июня ввиду невыполнения некоторыми странами ОПЕК условий сделки. По предварительным оценкам, в мае ОПЕК выполнила соглашение только на 75% (в частности, квоту не соблюдали Ирак, Нигерия).

 

В прошедшие выходные страны ОПЕК+ договорились продлить рекордные ограничения добычи до конца июля. В то же время Мексика стала единственной страной, отказавшейся от данного решения. Совокупный объём ограничения добычи ОПЕК+ в июле должен составить 9,6 мб/д. Ирак и Нигерия заявили, что компенсируют недостаточное выполнение условий.

 

Добыча России в мае, по данным Минэнерго, снизилась до 9,6 мб/д (включая газовый конденсат; пересчёт в барр. – ЦМИ) против 11,3 мб/д в апреле. Напомним, квота России в ОПЕК+ устанавливается без учёта газового конденсата. По данным EIA, добыча США к концу мая сократилась до 11,2 мб/д – минимум с октября 2018г. В среднем за май производство нефти в США составило 11,5 мб/д (в апреле – 12,3 мб/д). Снижение добычи в США началось ещё в апреле (до соглашения ОПЕК++) на фоне очень низких цен.

 

 

США. Последний отчет Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics, BLS) по состоянию рынка труда в мае оказался крайне неожиданным. В частности, уровень безработицы сократился до 13,3% в мае после рекордного роста до 14,7% в прошлом месяце. Консенсус прогнозировал рост уровня безработицы до 19,8% в мае. Согласно отчету BLS, постепенное снятие административных ограничений способствовало росту числа занятых вне с/х сектора на 2,5 млн человек в мае. Количество безработных сократилось до 21 млн человек во многом благодаря снижению числа временных безработных (“on temporary layoffs”). При этом, количество постоянных сокращений продолжает расти – до 2,3 млн человек в мае против 1,3 млн безработных в январе-феврале 2020г. Отметим, опережающие индикаторы по рынку труда показывали несколько иную картину. Учитывая методологические особенности BLS (срез данных в отчете представлен на 16 мая), за данный период почти 12,2 млн американцев впервые обратились за пособием по безработице. Тем не менее, вероятно, пик безработицы пройден. Рост первичных заявок на пособие замедляется. Однако поэтапный характер отмены карантина и меры социального дистанцирования могут сдерживать скорость восстановления рынка труда.

 

В мае штаты перешли к поэтапной отмене административных ограничений. Согласно трекеру лаборатории Opportunity Insights, который отслеживает состояние экономики США в реальном режиме времени, восстановление экономической активности происходит медленно. Так, активность малого и среднего бизнеса (количество открытых компаний на основании финансовых транзакций) и занятость на предприятиях МСП остается на 30-40% ниже докризисных значений. Выплаты пособий в рамках закона Cares Act оказали некоторую поддержку потреблению домохозяйств (на основании трат по кредитным и дебетовым картам) в апреле. Тем не менее в мае темпы восстановления потребительской активности замедлились. Отметим, опросы института IHS Markit PMI за май также указывают на сокращение деловой активности предприятий сферы услуг (37,5 пунктов vs 26,7 в апреле) и сектора обработки (39,8 пунктов vs 36,1 в апреле), хотя и более медленными темпами.

 

 

ЕВРОПА. ЕЦБ объявил об увеличении покупок в рамках программы PEPP на €600 млрд до €1,35 трлн. Программа была запущена в марте на фоне распространения пандемии коронавируса. PEPP предполагает покупку государственных и частных ценных бумаг и дополняет регулярные операции QE (€20 млрд в месяц). ЕЦБ также увеличил время действия программы как минимум до середины 2021г. Главная цель PEPP, вероятно, заключается в том, чтобы не допустить роста ставок по госдолгу стран, пострадавших от кризиса в наибольшей степени. В частности, Ф. Лейн, главный экономист ЕЦБ, отметил положительную связь между стоимостью средств для бизнеса и ставками по госдолгу, подчеркнув риск роста последних. Ключевые ставки и объем покупок в рамках регулярных операций не изменились.

 

ЕЦБ существенно ухудшил макропрогноз по сравнению с мартовским вариантом. Тогда, напомним, прогноз не включал пандемию коронавируса. Текущий прогноз предполагает падение экономики на 8,7% в 2020г с последующим ростом на 5,2% и 3,3% в 2021 и 2022гг соответственно. В результате в 2022гг уровень ВВП ожидается на 4% ниже, чем в предыдущем прогнозе. В качестве предпосылки ожидается сохранение (возвращение) части ограничительных мер вплоть до середины 2021г. В разрезе компонент наибольшее падение прогнозируется в части инвестиций (в 2020г – 15,5%). В 2021-22гг рост инвестиций также, вероятно, будет сдержанным, в частности, за счет ожидаемого увеличения корпоративного долга на пике кризиса. ЕЦБ также прогнозирует инфляцию существенно ниже цели на всем горизонте.

 

Власти Германии согласовали новый пакет антикризисных мер в объеме €130 млрд (~4% ВВП). Среди основных мер снижение НДС с 19 до 16% до конца года, компенсация до 70% фиксированных издержек (максимум – €150.000) пострадавшим компаниям, единовременная выплата €300 на ребенка и инфраструктурные инвестиции. Вместе с действующими инициативами объем только «прямых» мер поддержки составит более €450 млрд (~13% ВВП), не включая гарантий и дешевых кредитов на €900 млрд.

 

 

КИТАЙ. Анализ индикаторов за последние три месяца демонстрирует неравномерное восстановление экономики. После стремительного возобновления промышленного производства в марте-апреле фирмы указывают на слабый внешний спрос. По данным национального бюро статистики, в мае PMI в производственном секторе составил 50,6. Субиндекс PMI – новые экспортные заказы – ниже 50 пятый месяц подряд. PMI в секторе услуг демонстрирует положительную динамику, достигнув отметки в 53,6 в мае. Другой показатель Caixin PMI, ориентированный на обследования средних и мелких предприятий в частном секторе, в промышленности вырос до 50,7. PMI в секторе услуг достиг отметки 55, впервые продемонстрировав улучшение настроений c января текущего года.

 

Проблему слабого внешнего спроса демонстрирует также динамика экспорта: показатель снизился на 3,3%гг после роста на 3,5% в апреле. Экспорт поддерживают продажи товаров медицинского назначения, объемы которых в январе-мае выросли почти на треть. Импорт сократился больше – на 16,7%гг (-7,1%мм). Динамика отчасти была обусловлена снижением цен на сырьевые товары. При этом физический объем импорта нефти вырос на 19,2%гг в мае. Внешняя торговля c США достигла предкризисных уровней 2019г. Экспорт в США в январе-мае снизился на 0,4%, импорт вырос на 2,6%.

5 июня вступили в силу новые санкции США против 33 китайских компаний. Данные компании работают в сфере искусственного интеллекта и распознавания лиц. США обвиняет их в участии в репрессиях, а также создании технологий военного назначения. Компании будут добавлены в раннее созданный в октябре 2019г санкционный список c 28 компаниями Китая. Санкции ограничат продажу американских товаров (в том числе товаров c использованием американских технологий) данным компаниям.

 

 

 

Источник: Сбербанк РФ

Раскрытие информации: Данный ресурс является собранием публичных статей. Материал распространяется исключительно для информационных целей и его не следует рассматривать в качестве моего мнения, предложения, ходатайства, совета, рекомендации или рекламы каких-либо ценных бумаг, продукта или услуги. Все представленные материалы собраны из открытых источников, что, однако, не гарантирует их точность.

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

Leave a Reply

WordPress Themes