Мировые экономические новости: ноябрь 2019

25 ноября – 1 декабря 2019 года

МИР. ЦИФРОВЫЕ ВАЛЮТЫ. Мир переживает очередную волну интереса к цифровым и криптовалютам благодаря анонсу запуска Libra от Facebook, Gram от Telegram, цифровой валюты Китая. Эта волна вызывает беспокойство у центральных банков, о чём можно судить, к примеру, по исследованию stablecoins Банка международных расчётов (БМР), обращению Совета по финансовой стабильности, первой финтех-заметке МВФ. Скорее всего, в ближайшее время именно эта тема станет главным объектом исследований созданного в июне Центра инноваций БМР. В обсуждении новых цифровых валют возникает большая путаница, которую мы частично попытаемся разрешить этой заметкой. Для упрощения будем называть криптовалютами только цифровые валюты, созданные на базе блокчейн (более аккуратный разбор места цифровых валют в денежной иерархии – в обзоре ЕЦБ).

 

 

В фокусе внимания – stablecoins

Не будет преувеличением сказать, что первая волна внедрения блокчейн и криптовалют не оправдала ожиданий криптоэнтузиастов. Капитализация (суммарная стоимость криптовалют) сейчас составляет всего $240 млрд. Криптовалюты продолжают активно использоваться в криминальных целях, а огромная волатильность затрудняет их использование в расчётах. Поэтому естественной эволюцией цифровых валют стала идея stablecoins. Это валюты, привязанные к какому-то активу, чаще всего валюте – доллару, евро, юаню или корзине валют. Другими словами, stablecoin не является криптовалютой.

 

Инструментов, близких к деньгам, существует множество: бонусные баллы, подарочные сертификаты, купоны. При этом полные аналоги государственных денег (фиатных, имеющих цену благодаря расчётам по налогам), денежные суррогаты, в большинстве стран запрещены. Что отличает указанные инструменты от денег? Если их можно тратить на любые товары (бонусы по банковским картам, например), то их нельзя передавать другим пользователям. Если их можно передавать другим пользователям, то ими нельзя расплачиваться за любые товары (мили, например). Если же ими можно расплачиваться и передавать другим пользователям, они должны быть на 100% обеспечены национальной валютой (электронные деньги). В России примером последнего являются Яндекс.Деньги и WebMoney. Это и есть пример stablecoins.

 

Если stablecoins существуют давно, чем вызван текущий интерес к ним? Если stablecoins выпускают банки, то для центральных банков ничего не меняется. Если же значительный объём stablecoins начинают выпускать крупные организации без банковской лицензии (Facebook, WeChat и т.д.), то это потенциально может иметь негативный эффект на ликвидность банковской системы и эффективность трансмиссионного механизма денежной политики. Кроме того, некоторые компании обещают упростить трансграничные переводы с помощью stablecoins, что не может не вызывать беспокойство у финансовых регуляторов. Возможное появление глобальной stablecoin, такой как Libra, потенциально доступной миллиардам людей по всему миру, переводит данную проблему на принципиально иной уровень.

 

 

Зачем нужны stablecoins?

Зачем stablecoins людям? Платежи с помощью stablecoins могут быть удобнее, быстрее, дешевле, чем через существующие платёжные системы. Кроме того, компании могут стимулировать клиентов использовать свои stablecoins, предоставляя скидки при оплате ими. Технически это будет выглядеть так же, как оплата бонусами сейчас.

 

Компаниям с большим количеством клиентов выпуск stablecoins может быть выгоден по многим причинам: снижение комиссий платёжных систем, увеличение лояльности клиентов, дополнительное удобство для пользователей, исключение технических рисков третьих сторон и т.д. Но главным преимуществом stablecoins, так же как и ICO, на наш взгляд, является регуляторный арбитраж. В отличие от банков эмиссионным центрам stablecoins пока не нужно отчитываться за борьбу с отмыванием денег и финансированием терроризма перед FATF. На них не в полной мере распространяются правила KYC. Таким образом, регуляторный арбитраж и потенциально более технологичная система расчётов создаёт мощный стимул для эмиссии stablecoins.

 

 

Риски stablecoins

Кроме указанного риска ликвидности, компании-владельцы stablecoins будут подвержены тем же рискам, что центробанк, выбравший политику currency board (жёсткая привязка к иностранной валюте с отказом от независимой денежной политики). А именно, у компании всегда будет стимул немного нарушить обеспеченность своих stablecoins.

 

В этом можно убедиться на примере одного из самых популярных stablecoin – Tether. Создатели Tether утверждали, что он 1-к-1 обеспечен долларами США (по курсу 1Т = 1USD). Зачем кому-то понадобился stablecoin равный одному доллару? Криптовалютным биржам крайне тяжело выстраивать отношения с банками, поэтому Tether фактически выполнял посредническую функцию между ними, обещая делать переводы дешевле и быстрее, чем через банки. Позже эксперты обратили внимание, что несмотря на обещания, Tether ни в одном официальном документе не обещает полное обеспечение долларами. А в маркетинговых материалах очень тщательно подобраны формулировки о том, что курс к доллару является «ориентиром», а не обязательством. После последнего аудита адвокат компании сообщил, что Tether обеспечен лишь на 74%. Другими словами, первая же компания, выпустившая популярный stablecoin, не удержалась от соблазна «напечатать» побольше своих необеспеченных денег. Наконец, в ноябре 2017г хакеры взломали Tether и похитили $31 млн – иллюстрация киберрисков для эмитентов stablecoins.

 

 

Цифровые валюты центральных банков

Появление новых проектов stablecoins подхлестнуло дискуссиию о создании цифровых валют центральных банков, central bank digital currency (CBDC), т.е. государственных stablecoins. Они также существуют очень давно и называются корр. счета (reserves в английской терминологии). Это электронные деньги, которые центробанк обменивает по курсу 1-к-1 на бумажные (в России это можно назвать «цифровой рубль»). Сейчас доступ к ним имеют в основном банки и государственные организации, хотя в некоторых странах доступ к корр. счетам появился и у иных финансовых учреждений. Ни в одной стране у физ. лиц доступа к счетам в центральном банке нет. Выпуск CBDC фактически будет означать, что такой доступ появится. И по мере увеличения популярности безналичных платежей и появления частных stablecoins возникнивение государственных stablecoins становится всё более вероятным. Центробанкам предстоит решить, в какой степени они будут регулировать частных эмитентов stablecoins (как в случае с банками), а в какой – самостоятельно предоставлять государственные stablecoins. Отметим, что появление последних не означает автоматический запрет частных.

 

Перспективы и риски появления CBDC подробно описаны в записке Банка России «Есть ли будущее у цифровых валют центральных банков?» и соответствующей статье МВФ. Отметим лишь, что появление цифровых валют центральных банков, несмотря на возможные проблемы, на наш взгляд, не представляет серьёзных рисков для денежной политики. Более того, появление CBDC, скорее всего, увеличит эффективность трансмиссионного механизма. Центральные банки оперирует не размером своего баланса, а процентными ставками, поэтому инструментарий денежной политики изменится незначительно.

 

 

Libra, Gram, цифровой юань

Libra, Gram или цифровой юань объединяет неопределённость относительно формата, в котором они в итоге будут выпущены. Если они будут выпущены в виде криптовалют, то, очевидно, наследуют все их недостатки и не получат широкого распространения. Поэтому мы считаем наиболее вероятным выпуск в формате stablecoin, причём со 100% обеспечением валютой (набором валют в случае Libra), а не иными финансовыми инструментами. Насколько мы знаем, единственный пример пока – Китай, запретивший WeChat Pay держать облигации вместо валюты для обеспечения платежей внутри WeChat. Мы полагаем, что другие центробанки с большой вероятностью последуют китайскому примеру.

 

Создатели Libra и Gram рассчитывают с их помощью упростить трансграничные платежи. Такую же цель преследует, к примеру, компания Revolut. С аналогичной целью в 2011г запускался Google Wallet. Не отрицая техническую возможность совершать трансграничные платежи дешевле и быстрее существующих систем переводов, отметим, что это, скорее, регуляторный, а не технический вопрос. Вероятность того, что центробанки проигнорируют существенный объём трансграничных операций, осуществляемый с помощью stablecoins, мы оцениваем, как крайне низкую.

Именно поэтому странно, на наш взгляд, предполагать, что цифровой юань может стать валютой для международных расчётов. Ограничения на потоки капитала – один из основных элементов денежной политики Китая. Свободно конвертируемый цифровой юань будет означать отказ от политики фиксированного обменного курса. На наш взгляд, Китай к такому шагу сейчас не готов.

 

 

Резюме

Частные и государственные stablecoins представляют интересную эволюцию денег в ответ на рост популярности безналичных платежей. Их появление сопряжено с рисками, но текущего инструментария центробанков, на наш взгляд, достаточно для безболезненной интеграции их в финансовую систему.

 

 

 

18 – 24 ноября 2019 года

РОССИЯ. Бюджетная политика остается жесткой. По предварительной оценке, профицит консолидированного бюджета по итогам января-сентября достиг 5,1% ВВП против 4,6% ВВП годом ранее. При этом скользящей оценкой за четыре квартала профицит составил 3,3% ВВП. В целом, профицит бюджета системы сформирован как федеральным, так и региональными бюджетами.

 

Профицит федерального бюджета за 9 месяцев достиг 3,9% ВВП против 3,5% ВВП в прошлом году. Увеличение положительного сальдо объясняется ростом доходов при сдержанных расходах бюджета. Доходы бюджета за январь-сентябрь выросли на 0,3пп по сравнению с прошлым годом и составили 19,1% ВВП. Рост обеспечили ненефтегазовые доходы преимущественно за счет увеличения поступлений от НДС до 6,6% ВВП (+0,7пп). Нефтегазовые доходы снизились с 8,5% до 7,6% ВВП. Вероятно, это объясняется снижением физического объема экспорта и мировых цен на нефть. При этом долларовое снижение цены на нефть частично было компенсировано ослаблением рубля.

 

По данным Счетной палаты за январь-сентябрь, расходы на реализацию национальных проектов исполнены только на 52,1% от сметы. Сильнее всего отстают расходы на цифровую экономику (12,3%), экологию (22,1%), производительность труда (38,8%) и магистральную инфраструктуру (39,4%). При этом еще не начали осуществлять расходы по 6 из 72 федеральных проектов в сфере образования, экологии, международного экспорта и магистральной инфраструктуры.

 

Бюджетные операции оказывают сильное влияние на финансовый сектор. Высокий профицит означает, что собранные налоги не возвращаются в экономику полностью в виде расходов бюджета, а оседают на счетах Казначейства. Во-первых, это сокращает депозиты экономики. Рублевые депозиты по итогам сентября выросли на 10,6%гг. При этом бюджетные операции внесли негативный вклад в рост в размере -6,5пп. Негативный вклад был компенсирован ростом кредитования экономики и увеличением чистых иностранных активов банковской системы. Во-вторых, ситуация с ликвидностью банков все больше зависит от решений бюджета. Ликвидность сектора в узком определении, то есть счета банков в ЦБ, составляет ₽2,8 трлн. В более широком понимании – счета плюс наличность плюс другие средства в ЦБ – ликвидность достигает 7,2 трлн. При этом в пассивах самих банков ₽7,3 трлн приходится на средства бюджета. Гипотетически, бюджет мог бы перевести значительную часть средств из коммерческих банков на свой счет в центральном банке, что лишило бы банки почти всей ликвидности. Возможна и обратная ситуация – на счетах бюджета в ЦБ лежат 2,5 трлн, часть из которых, гипотетически, может быть переведена в банки. Эти примеры условны, но они показывают степень влияния бюджета на ситуацию в финансовом секторе, в частности на ставки межбанка.

 

 

 

11 – 17 ноября 2019 года

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ. Saudi Aramco опубликовала проспект эмиссии. Предположительно, компания продаст до 0,5% акций индивидуальным инвесторам. Кроме этого, Saudi Aramco выделит акции стоимостью $1 млрд. для собственных сотрудников. По данным Reuters, оценка стоимости компании – $1,7 трлн. Для сравнения, капитализация Exxon Mobil составляет более $300 млрд., Chevron – около $250 млрд. План Saudi Aramco по дивидендным выплатам – не менее $75 млрд. с 2020г (дивидендная доходность – порядка 4,3%). Для сравнения, дивидендная доходность Exxon Mobil и Chevron – около 4,9% и 3,9% соответственно. Показатель BP – 6,2%. В то же время Saudi Aramco планирует рост дивидендов на 10%гг.

 

Проспект эмиссии содержит оценку себестоимости добычи нефти на новых проектах в разных странах. Оценка строилась на основе проектов, запущенных в 1кв 2019г. Себестоимость проектов Saudi Aramco – около $17/барр. – минимальная среди всех стран. Одни из самых дорогих проектов, согласно этой оценке, – добыча на суше в США. Показатель России – около $43/барр. Средняя цена нефти Brent в 1кв текущего года составила $63/барр.

 

 

 

4 – 10 ноября 2019 года

НЕФТЬ. Генеральный секретарь ОПЕК Мохаммад Баркиндо на прошедшей неделе заявил о «более оптимистичных перспективах нефтяного рынка в 2020г». По словам Баркиндо, необходимости в более существенном сокращении добычи, чем предусматривает текущая сделка ОПЕК+, может не быть. Напомним, ранее ОПЕК заявляла о возможности увеличить ограничения по добыче в 2020г. Встреча стран-участниц ОПЕК+ запланирована на 5-6 декабря.

 

По данным ОПЕК, одной из ключевых тенденций мирового рынка энергоресурсов в долгосрочном периоде останется замена угля природным газом и возобновляемыми источниками энергии. В 2018г на нефть приходилось 31% мирового спроса на энергоносители (на уголь – 27%, на газ – 23%). К 2040г, согласно прогнозу, нефть останется главным источником энергии (её доля составит 28%). В то же время доля природного газа вырастет до 25%, доля угля сократится до 21,5%. Рост спроса на газ будет связан, главным образом, с Азией (Индия и Китай), а также со странами ОПЕК.

 

Рост мирового спроса на нефть в 2018-2040гг составит, в среднем, 0,5%гг и будет обеспечен, в основном, странами вне ОЭСР. Небольшой рост спроса ОЭСР в первые годы прогнозного периода сменится после 2020г снижением. Рост спроса на газ составит, в среднем, 1,5%гг, на уголь – всего 0,1%гг.

 

 

 

28 октября – 3 ноября 2019 года

МИР. Участники финансовых рынков ожидают, что период низких процентных ставок продлится дольше, чем прогнозировалось в начале 2019г (МВФ, Global Financial Stability Report). Мягкая денежная политика, проводимая сейчас регуляторами, способствует поддержанию экономической активности. В то же время период низких ставок длится достаточно долго, что уже создало слабые места в мировой финансовой системе.

 

На фоне мягкой денежной политики долгосрочные доходности во многих странах снизились, кривые доходностей стали более плоскими. По данным МВФ, средняя доходность 10-летних гособлигаций в крупных развитых странах (взвешенная по долгу) снизилась с апреля примерно на 75бп. В ряде стран еврозоны (включая Германию, Францию, Австрию), а также в Японии доходность 10-летних гособлигаций отрицательная. Спреды между доходностями 10-летних, 5-летних и 1-летних гособлигаций достаточно быстро сужаются. Объём облигаций с отрицательной доходностью увеличился примерно до $15 трлн. Если в 2010г в развитых странах доля гособлигаций с отрицательной доходностью была около нуля, то сейчас она составляет примерно 25-27%.

 

Отрицательные ставки наряду с замедлением роста мирового ВВП (до 3% в 2019г, МВФ) приводят к снижению ожидаемых показателей прибыльности банков – на фоне сужения процентной маржи. Рынок ждёт дополнительного смягчения денежной политики США и сохранения отрицательных ставок в еврозоне, Японии и Швейцарии в течение нескольких лет.

 

Низкие процентные ставки в развитых странах стимулируют приток капитала на развивающиеся рынки. Растёт привлекательность высокодоходных долларовых облигаций развивающихся стран – по сравнению с бумагами развитых экономик. Это способствует росту эмиссии долговых инструментов в развивающихся странах и долговой нагрузки. По оценке МВФ, внешний долг развивающихся стран вырос со 100% от объёма экспорта в 2008г до 160% в настоящее время.

 

Институциональные инвесторы (страховые компании, пенсионные фонды), имеющие целевые показатели доходности, увеличивают вложения в активы с повышенным риском и относительно низкой ликвидностью. Это позволяет повысить доходность портфелей, являясь одновременно источником риска финансовой системы. «Сходство» структуры портфелей может усилить эффект одновременной распродажи. Кроме этого, растущая доля низколиквидных активов пенсионных фондов снижает их традиционную «стабилизирующую» роль на рынке.

 

Спреды доходностей 10-летних суверенных еврооблигаций (в долл., к соответствующим бумагам США) в большинстве развивающихся стран сузились в октябре относительно января. Немного выросли спреды по гособлигациям Турции и ЮАР (с 4,3 до 4,8пп и с 2,7 до 3,2пп, соответственно). Доходность 10-летних гособлигаций США снизилась с 2,6% в январе до 1,75% сейчас (после третьего в 2019г снижения ставки ФРС).

 

 

РОССИЯ. Минфин опубликовал законопроект о новой системе накопительной пенсии. Напомним, что с 2002г в России действовала трехуровневая пенсионная система, состоящая из распределительного, обязательного накопительного и добровольного накопительного компонента. Однако взносы в обязательную накопительную пенсию были заморожены с 2014г, что фактически стало началом демонтажа трехуровневой системы. Последние годы продолжалось активное обсуждение формата будущей пенсионной системы.

 

Видимо, обязательная накопительная пенсия будет окончательно отменена. Минфин предлагает оставить только добровольную часть, введя новый механизм – «гарантированный пенсионный план» (ГПП). Механизм включает три ключевых особенности. Первая – граждане могут добровольно вступить в программу, направив заявку. Автоматического включения не будет. Вторая – бюджет будет стимулировать взносы граждан и компаний налоговыми льготами. Третья – гарантированная сохранность. Благодаря данным факторам ГПП может стать выгодным инструментом сбережения.

 

На наш взгляд, ГПП трудно будет охватить широкие слои населения. Активность населения будет ограничена недостаточностью финансовых ресурсов и недоверием к системе. Насколько мы понимаем, отмена обязательной накопительной компоненты не отразится на объеме обязательных взносов. Взносы по-прежнему составят 22% до 2020г, а в дальнейшем планируется их повышение до 26%. Это довольно высокий уровень нагрузки, даже для развитых стран – среднее значение по странам ОЭСР составляет 18%. Хотя подобные сравнения стоит делать осторожно, так как они не учитывают остальные взносы и налоги. Большие обязательные взносы ограничат доступные для ГПП ресурсы.

 

Недоверие к системе могут вызвать частые изменения законодательства и сдержанные результаты деятельности пенсионных фондов. По данным ОЭСР, последние пять лет российские пенсионные фонды проигрывают инфляции, их реальная доходность составляет -0,7% в год (ОЭСР). Это 49 место из 51 страны в выборке. Безусловно, это во многом эффект кризиса и сложного 2018г, и прошлая доходность – плохой прогноз будущего. Однако именно такие данные определяют восприятие инвесторов.

 

Увеличить охват могли бы автоподписка и неналоговое стимулирование. Автоматическое подключение к добровольному пенсионному плану с правом выхода уже применяется в восьми странах ОЭСР, еще четыре страны могут последовать в скором времени. Исследования показывают, что автоподписка может увеличить участие в пенсионных планах на 35-67%. И это по оценкам в развитых странах. В развивающихся странах эффект может быть еще больше. Положительный вклад также могло бы оказать неналоговое стимулирование взносов: пропорциональное софинансирование или фиксированные выплаты из бюджета. Подобные механизмы применяются в 16 странах ОЭСР. По сути, это альтернатива налоговым льготам. Исследования показывают, что такие неналоговые стимулы более эффективны в привлечении низкодоходных групп населения. Учитывая вышесказанное, возможно стоит вернуться к обсуждению механизмов стимулирования и подключения к программе.

 

Ключевая задача пенсионной системы – сохранение уровня жизни населения после выхода на пенсию. К сожалению, в России уровень жизни заметно снижается. Средняя пенсия составляет лишь 39% предпенсионного дохода для мужчин и 33% для женщин (коэффициент замещения). Для сравнения, в странах ОЭСР пенсия достигает 63% дохода. При этом в долгосрочном периоде на систему будет оказывать давление неблагоприятная демографическая ситуация. Это, в частности, вынудило правительство повысить пенсионный возраст. Однако добиться повышения коэффициента замещения без развитой накопительной пенсии будет нелегко. В России накопительная пенсионная система пока развита слабо. Активы пенсионных фондов составляют лишь 5,5% ВВП, что значительного ниже 50% ВВП в среднем по странам ОЭСР. Внедрение гарантированного пенсионного плана вряд ли это изменит.

 

 

США. По итогам заседания 29-30 октября ФРС приняла решение понизить диапазон ключевой ставки на 25бп до уровня 1,50-1,75%. Соответственно, ставка по избыточным резервам банков в ФРС (IOER) была понижена до 1,55%. Решение регулятора совпало с ожиданиями рынка и аналитиков. ФРС превентивно снизила ставку третий раз подряд в этом году в ответ на глобальные риски и приглушенный инфляционный фон. В рамках пресс-конференции глава ФРС Джером Пауэлл уточнил, что текущий уровень ставок, скорее всего, будет оптимальным при развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом (умеренный рост экономики, инфляция вблизи цели в 2% и сильный рынок труда). При этом, риторика регулятора по-прежнему сохраняет возможность для маневра (дальнейшего смягчения политики ФРС) в случае существенного изменения условий. Рыночные ожидания предполагают некоторую паузу в действиях ФРС с вероятностью еще одного снижения ставки в 2020г.

 

 

ЕВРОПА. Рост ВВП по итогам 3кв составил 0,2%кк (во 2кв – 0,2%). Экономику по-прежнему сдерживают внешние факторы, способствующие замедлению роста экспорта и инвестиций. Вместе с тем эффект ряда факторов, ограничивающих экономический рост в конце прошлого и начале текущего года, исчерпал себя (проблемы в автопроме в Германии, протесты во Франции, политическая напряженность в Италии и т. д.).

Однако на экономический рост влияют не только краткосрочные, но и долгосрочные факторы. По оценке Европейской комиссии, среднесрочный потенциал роста в ближайшие годы составит примерно 1%. Снижение объясняется замедлением роста производительности ввиду отсутствия структурных реформ, старения населения и недостатком инвестиций.

Замедление производительности – глобальный тренд, который объясняется следующими факторами:

1. Последствия мирового финансового кризиса. В частности, проблемы в финансовом секторе в посткризисный период существенно ограничили перераспределение ресурсов в более производительные сектора. Последствия для еврозоны были более ощутимыми из-за длительного восстановления и последующего долгового кризиса.

2. Замедление технического прогресса ввиду, например, исчерпания эффекта компьютеризации. В свою очередь, влияние ряда новых технологий (напр. искусственный интеллект) пока не проявилось в полной мере.

3. Снижение масштабов распространения новых технологий, на что указывает растущая разница в производительности между ведущими компаниями и догоняющими.

Несмотря на глобальный характер проблемы, замедление производительности в еврозоне было гораздо более выраженным. В данном случае особенность еврозоны заключается в более жестком регулировании рынков труда и товаров (например, система согласования заработных плат на уровне отраслей в Италии). Вероятным последствием этого является менее благоприятная среда для ведения бизнеса и внедрения инноваций, чем, например, в США, что подтверждается результатами международных рейтингов. Так, по данным Doing Business, даже ведущие страны еврозоны отстают в рейтинге бизнес климата (США – 6 место, Германия – 22, Франция – 32, Италия – 58). Таким образом, в среднесрочной перспективе мы ждем низкие темпы роста экономики еврозоны ввиду слабого роста производительности и эффекта старения населения, который лишь частично будет компенсирован притоком мигрантов.

 

 

КИТАЙ. Китай является крупнейшим потребителем и импортером нефти в мире, поэтому замедление экономического роста страны ставит под вопрос дальнейшую динамику рынка энергоресурса. Снижение спроса со стороны КНР может повлечь за собой сокращение мировых цен на нефть, а также ренты стран-экспортеров. Это особенно важно для России, поскольку Китай является ключевым экспортным направлением, при этом более 70% экспорта приходится на минеральные топлива. Напомним, по данным Национального бюро статистики Китая, рост ВВП снизился до 6,0% в 3кв текущего года после 6,4% и 6,2% в 1кв и 2кв соответственно. Вместе с тем, темпы роста импорта нефти превышают рост экономики: в январе-сентябре импорт увеличился на 9,7%. Наблюдаемая динамика и перспективы развития объясняются рядом факторов, а именно развивающийся рынок нефтепереработки наряду с сокращением внутренней добычи нефти способствует увеличению роста импорта сырой нефти. Более того, поскольку нефтяной сектор в Китае достаточно монополизирован, власти страны определяют основные показатели отрасли, в том числе предоставляя квоты на импорт для нефтяных компаний (преимущественно частных). Это важный инструмент для экономики КНР, посредством которого власти стимулируют внутренний спрос на нефть. В 2019г объем квот достиг 159,7 млн т, что составляет около трети всего импорта.

 

Сезонный всплеск роста импорта в определенные месяцы связан с накоплением нефтяных резервов. В настоящее время резервных запасов нефти в Китае по некоторым подсчетам хватит на 80 дней (рекомендуемый уровень МЭА – 90 дней), при этом их постоянное пополнение невозможно в силу необходимости финансирования обслуживания хранилищ и ограниченного срока их эксплуатации. Следовательно, рост в связи с накоплением запасов может объяснить лишь кратковременное увеличение спроса на нефть.

 

Активное развитие возобновляемых источников энергии будет недостаточным для обеспечения работоспособности масштабов экономики страны и полного замещения минерального топлива. По данным BP, доля ВИЭ в потреблении энергии в Китае в 2017г составила 3% и к 2040г достигнет 18%. Рост будет происходить за счет снижения потребления угля (с 60 до 35% в 2040г) и его замещения природным газом (с 7 до 14%). Таким образом, снижение темпов роста экономики КНР может привести к ограничению роста потребления и импорта нефти, однако не должно вызвать его сокращение в среднесрочной перспективе.

 

Китай вводит новые экологические стандарты, направленные на сокращение выбросов автомобилей на 40-50% к 2023г. Стоит отметить, что эти ограничения более жесткие, чем стандарты, действующие в Европе. Новые правила будут первоначально введены в 15 городах и провинциях, которые сталкиваются с серьезным загрязнением и на которые приходится около 50% производства автомобилей в стране. Эти стандарты станут вызовом для небольших автопроизводителей, так как они приведут к значительному росту издержек при производстве автомобилей. Таким образом, действие нормативов вытеснит более слабых автопроизводителей и позволит консолидировать внутренних игроков в крупные и конкурентоспособные структуры.

 

 

 

Источник: Сбербанк РФ

Раскрытие информации: Данный ресурс является собранием публичных статей. Материал распространяется исключительно для информационных целей и его не следует рассматривать в качестве моего мнения, предложения, ходатайства, совета, рекомендации или рекламы каких-либо ценных бумаг, продукта или услуги. Все представленные материалы собраны из открытых источников, что, однако, не гарантирует их точность.

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

Leave a Reply

WordPress Themes