Мировые экономические новости: август 2019

26 августа – 1 сентября 2019 года

МИР. Одним из ключевых факторов, влияющих на параметры финансовых и товарных рынков, остаются ожидания замедления роста мировой экономики. По оценке МВФ, в первом полугодии 2019г экономическая активность в развитых странах оказалась выше ожиданий (например, рост экономик США и Японии). Тем не менее, возрастает актуальность связанных с развитыми странами рисков. В развивающихся странах экономическая активность в первом полугодии, напротив, ниже прогнозов МВФ. Рост ВВП Китая в 1кв был выше прогнозов МВФ, однако во 2кв экономическая активность замедлилась. В других развивающихся странах Азии, а также в Латинской Америке экономическая активность с начала года достаточно слабая. Замедлению темпов роста глобальной экономики способствуют торговые и геополитические конфликты, напряжённость в сфере технологической кооперации, неопределённость в отношении Brexit.

 

В разрезе секторов экономики замедление затрагивает, главным образом, сектор промышленного производства. Темпы роста объёмов мирового промышленного производства замедляются с 1кв прошлого года. В апреле и мае текущего года рост объёмов мирового промышленного производства составил 1,1%гг и 1,4%гг, соответственно. В июне рост замедлился до 0,6%гг – минимум за несколько лет.

 

По данным International Organization of Motor Vehicle Manufacturers, в первом полугодии 2019г производство транспортных средств в США снизилось почти на 2%гг, в Китае сокращение составило 13%гг, в Германии – 12%гг. В 2018г объём мирового производства транспортных средств сократился на 1,1%. По итогам 2019г International Organization of Motor Vehicle Manufacturers ожидает ещё более существенного сокращения.

 

Значения глобального промышленного индекса PMI с мая 2019г ниже 50. Соответствующий индекс JP Morgan устойчиво снижается с мая прошлого года. Индекс промышленного PMI развитых стран также снижается с мая 2018г, и его значения ниже 50 с мая текущего года. Индекс промышленного PMI развивающихся рынков более волатилен. За период с мая прошлого года его значения опускались ниже 50 дважды (в январе и в июне 2019г). В июле 2019г он составил 50,1 (в то время как глобальный индекс и показатель развитых стран – 49,3 и 48,6, соответственно).

 

Торможение расходов на инвестиционные товары и товары длительного пользования отражается на динамике объёмов мировой торговли. По данным МВФ, темп роста мировой торговли по итогам 1кв 2019г замедлился до 0,5%гг (минимум с 2012г). Особенно заметно замедление торговли в странах Азии. По итогам текущего года рост объёмов мировой торговли, по прогнозу МВФ, составит 2,5% против 3,7% в прошлом году (см график).

 

В условиях достаточно сдержанного роста спроса базовая инфляция во многих развитых странах опустилась ниже целевого уровня. Например, инфляция в США в июле составила 1,6%гг против целевого показателя 2%. В Японии инфляция несколько лет остаётся значительно ниже цели. Во многих развивающихся странах базовая инфляция на исторических минимумах (исключения – Аргентина, Турция, Венесуэла). Согласно Bloomberg (World Economy Weighted CPI, yoy), мировая инфляция замедлилась до значений, сопоставимых с 2015г.

 

В июле МВФ понизил прогноз роста мировой экономики в текущем году до 3,2% и до 3,5% в 2020г (-0,1пп в каждый год против апрельского прогноза). Обновлённый прогноз учитывает увеличение в мае текущего года импортных тарифов США с 10% до 25% на товары из Китая общей стоимостью $200 млрд., а также ответные меры Китая. Отметим, что обострение торговой войны происходит «волнами» (с периодами ослабления). Прогноз МВФ не учитывает начавшееся в августе обострение торгового конфликта (спустя некоторое время после июньской встречи G20, в ходе которой напряжение ослабло).

 

В 2020г МВФ ожидает сохранения благоприятных настроений участников финансовых рынков. В прогноз также заложено ожидание стабилизации в развивающихся странах, ранее затронутых кризисом (Аргентина, Турция). Ещё одна предпосылка – отсутствие углубления экономического и политического коллапса в Венесуэле и Иране. Ускорение темпа роста мировой экономики в 2020г на 70% будет связано с развивающимися рынками.

 

Одним из значимых глобальных рисков являются накопленные за длительный период низких процентных ставок долговые обязательства. Согласно МВФ, один из наиболее серьёзных рисков – госдолг в странах еврозоны. Долги США (как государственный, так и долг нефинансовых компаний) – источники увеличивающихся рисков. В США растёт кредитование компаний с невысокими кредитными рейтингами и большой долговой нагрузкой. Значительная часть рисков мировой финансовой системы связана с долгами в Китае (долг домохозяйств, нефинансовых компаний и банков).

 

Несмотря на понижение прогноза темпа роста мирового ВВП, прогноз роста развитых экономик в 2019г повышен на 0,1пп (до 1,9%). В то же время в 2020г темп роста развитых экономик может замедлиться до 1,7%. Пересмотр ожиданий во многом связан с повышением прогноза роста ВВП США. В текущем году рост экономики США, согласно МВФ, может составить 2,6% (на 0,3пп выше, чем в апрельском прогнозе). В 2020г рост ВВП США может замедлиться до 1,9% на фоне ослабления фискального стимулирования.

 

Напомним, внимание участников рынков в настоящее время во многом сконцентрировано на инверсии кривой доходности казначейских бумаг США. Инвесторы, как правило, рассматривают инверсию кривой как индикатор грядущей рецессии. Отрицательные значения спредов доходности по длинным и коротким гособлигациям США способствовали росту опасений относительно приближения экономического спада в США. В частности, спред доходности по 10-летним и 2-летним бумагам ушел в минус впервые с 2007 года и составил -3бп к закрытию (по данным на 28 августа). Спред доходности по 10-летним и 3-месячным гособлигациям США устойчиво находится в отрицательной зоне с конца мая текущего года (-52бп на 28 августа).

 

Действительно, исторически отрицательные спреды доходности по казначейским бумагам (10yr-2yr, 10yr-3m) предшествовали каждой из рецессий в США. Тем не менее, инверсия кривой не является причиной рецессии, а лишь отражает рыночные ожидания относительно будущей траектории ставки ФРС и соответствующих экономических условий. Отметим, политика ФРС способствовала «уплощению» кривой доходности гособлигаций, что технически повысило риск инверсии в условиях низких значений премии за срочность. Инверсия кривой доходности подстегнула дискуссию о приближении рецессии в США. Согласно опросу Национальной ассоциации экономики бизнеса (NABE), 38% экономистов ожидают спад в экономике США в 2020г. (по сравнению с 42% в февральском опросе), и 34% респондентов прогнозируют рецессию в 2021г. (против 25% в феврале).

 

Несмотря на рост опасений участников рынка, фундаментально говорить о рецессии в США, скорее всего, преждевременно. Рост экономики, вероятно, замедлится с 2,9%гг в 2018г до 2,3%гг в 2019г. Устойчивые темпы роста потребления окажут поддержку росту экономики в 2019г. В то же время, отсутствие ясности касательно разрешения торговых конфликтов и риски замедления роста мировой экономики сказывается на динамике промышленности и инвестиций. Ситуация на рынке труда остается благоприятной: уровень безработицы в июле составил 3,7%, число первичных обращений за пособием по безработице вблизи минимумов.

 

Среди ключевых факторов риска для финансовой стабильности США стоит выделить: 1) рост рынка рисковых долгов («leveraged loans”) при снижении требований к заемщикам (объем рынка рисковых займов превысил $1трлн в 2018г.); и 2) потенциальное увеличение долговой нагрузки на фоне старения населения (по оценкам Бюджетного управления Конгресса США, долг федерального правительства вырастет с 78%ВВП в 2019г до 144%ВВП в 2049г.)

 

Прогноз МВФ по росту экономики еврозоны тоже повышен (+0,1пп к апрельскому прогнозу) до 1,3% в 2019г и 1,6% в 2020г. Экономика еврозоны во 2кв замедлилась до 0,2%кк (1,1%гг) после 0,4%кк (1,2%гг) в 1кв – частично, по причине высокой базы 1кв за счет одноразовых факторов. В то же время рост ограничивает слабый внешний спрос, вероятность жёсткого Brexit, а также специфические проблемы отдельных отраслей (например, автопром) и стран (например, Италия). Вместе с текущими факторами рост также сдерживают фундаментальные проблемы. В частности, недостаток рабочей силы и медленный рост производительности.

 

Несмотря на указанные проблемы, мы видим признаки замедления экономики еврозоны, но пока не видим признаков предстоящей рецессии. В то же время мы допускаем рецессию в отдельных странах. Главным фактором поддержки экономики остаётся внутренний спрос, чему способствует снижение безработицы (в июле 7,5% – минимум за 10 лет), продолжающийся рост зарплат (в 1кв – 2,5%) и благоприятная монетарная политика. Мы ждем темпы роста экономики еврозоны 1-1,5% в ближайшие годы и оцениваем риск рецессии как низкий на данный момент.

 

Экономика Германии (треть экономики еврозоны) после средних темпов роста в 2,2% 2014-17гг существенно замедлилась во второй половине 2018г. В частности, в двух из четырех последних кварталах экономический рост был отрицательным. Сокращение экономики в 3кв 2018г произошло из-за введения новых экологических стандартов в автопроме и неготовности ряда автоконцернов к переходу. Однако экономическая активность не восстановилась до прежнего уровня даже после полного перехода на новые экостандарты. Это связано, во-первых, с торговыми конфликтами (экспорт товаров составляет 37% ВВП, за вычетом торговли внутри ЕС – 15%). Во-вторых, проблемы автомобильной промышленности не ограничиваются новыми экостандартами. В частности, падение производства автомобилей может быть связано со снижением спроса в Китае. Кроме этого, важной проблемой остается недостаток рабочей силы, в особенности квалифицированной, и зависимость от притока мигрантов. В июле безработица упала до 3% (историческим минимумом). Рост экономики Германии будет во многом зависеть от динамики мировой торговли.

 

МВФ повысил прогноз роста ВВП Великобритании до 1,3% в 2019г (+0,1пп к апрельскому прогнозу). Пересмотр связан с более высоким, чем ожидалось, ростом экономики в 1кв. В то же время это во многом обусловлено накоплением запасов перед предстоящим Brexit. Во 2кв ВВП Великобритании снизился на 0,2%кк. Риски, связанные с вероятностью жёсткого Brexit, повышают неопределённость прогноза.

 

Япония, первая из клуба развитых стран, перешла в новую нормальность: стабильно медленный рост и низкие (отрицательные) процентные ставки. Последние пять лет экономика росла в среднем на 1% в год, несмотря на попытки властей оживить экономическую активность через фискальное стимулирование, ослабление денежной политики и проведение структурных реформ. Стараясь разогнать инфляцию, Банк Японии стал первопроходцем в области применения количественного смягчения. Только с 2012г регулятор выкупил государственных облигации более чем на 400 трлн йен, увеличив свой баланс с 28 до 102% ВВП. Однако удержать инфляцию вблизи цели (2%) так и не удалось: средний рост цен за последние 5 лет составил 1%.

 

Япония столкнулась с ситуацией, которую некоторые экономисты называют Secular Stagnation. Рост склонности к сбережению в совокупности со снижением склонности к инвестированию замедляют ВВП, инфляцию и оказывают давление на уровень нейтральной процентной ставки. На стороне основных факторов, которые подогревают этот процесс в Японии, находятся: быстро стареющее население; стремительное снижение численности и жесткости на рынке труда. Несмотря на достаточный объем ресурсов, японские компании предпочитают не инвестировать на рынке с анемичным спросом и относительно негативным прогнозом его роста. В частности, МВФ ожидает экономический рост в 2020-25г около 0,5% в год.

 

Балансируя на грани нулевого роста, Япония, на наш взгляд, с большой долей вероятности может перейти к сокращению уже в этом году. В октябре правительство планирует повысить ставку НДС с 8 до 10%, что неминуемо приведет к снижению ВВП в терминах квартал к кварталу. В терминах год к году рост, скорее всего, будет слабо отрицательным на протяжении одного-двух кварталов 2020г, но по итогам года сложится около отметки 0,3%. Катализатором процесса станет слабый спрос со стороны Китая, экспорт в который сокращается на протяжении последних пяти месяцев темпами около ~10%гг.

 

В отличие от развитых стран, прогноз темпов роста развивающихся экономик (МВФ) понижен на 0,3пп и 0,1пп в 2019-20гг (до 4,1% и 4,7%, соответственно). ВВП развивающихся стран Азии, согласно прогнозу, вырастет на 6,2% в 2019-20гг (на 0,1пп ниже, чем ожидалось ранее). Главная причина понижения прогноза – введение импортных тарифов (в том числе – на инвестиционные товары) в условиях торговой войны.

 

Экономика Китая замедляется. В 2018г ВВП вырос на 6,6%, в текущем году рост может замедлиться до 6,2%, а к 2024г – до 5,5%, согласно прогнозу МВФ. Отчасти – это часть государственной политики. Экономика накопила значительный объём долга (180%ВВП), поэтому правительство проводит активную кампанию по сокращению темпов кредитования, развитию практики банкротств, переключению с “количественного” (экстенсивного) роста на “качественный”. С другой стороны, рост тормозит торговый конфликт с США, который Китай компенсирует с помощью политики денежной (девальвацией), бюджетной (снижение НДС с начала года) и макропруденциальной (кредитные требования с начала года были немного ослаблены). Во 2кв появились дополнительные сигналы замедления экономики: индекс шанхайской фондовой биржи снизился до уровня начала года, композитный PMI пока находится ниже 50, темп роста.

 

С другой стороны, в Китае сохраняется низкая инфляция (базовая инфляция 1,6%гг), низкие ставки по госдолгу (3% ставка по 10Y облигациям), высокие резервы ($3 трлн), т.е. достаточно большой набор инструментов ответа на внешние и внутренние шоки. Самым дорогим для мировой экономики ответом Китая на замедление экономики может стать либерализация курса юаня, что, вероятно, запустит новую волну мировой дезинфляции.

 

В значительной степени МВФ понизил прогноз роста экономик стран Латинской Америки – до 0,6пп в 2019г (-0,8пп к апрельскому прогнозу). В 2020г рост экономик региона ускорится до 2,3%. В Бразилии сохраняется значительная неопределённость с пенсионной реформой. Прогноз роста ВВП Мексики понижен на фоне слабого инвестиционного спроса и замедления потребительского спроса. Кроме этого, в Мексике растёт стоимость заимствований после снижения суверенного рейтинга.

 

Несмотря на сигналы, свидетельствующие о начавшемся замедлении роста мировой экономики, ключевые риски, на наш взгляд, пока остаются относительно локализованными. Распространение возможных кризисных явлений сразу на многие страны пока нам кажется не очень вероятным. В то же время мы отмечаем заметный рост неопределённости. Это вызвано, в частности, новым обострением торговой войны, приближением даты Brexit, сохранением геополитической напряжённости. Волатильность на рынках может быть повышена.

 

 

 

19 – 25 августа 2019 года

ЕВРОПА. В ближайшие несколько лет в рамках начавшейся реформы IBOR ставки перестанут существовать. Напомним, IBOR ставки отражают стоимость средств на межбанковском рынке для основных валют (USD, EUR, GBP и т.д) на срок до года. Более важно то, что IBOR ставки используются в качестве базовых ставок (benchmark rates) для определения стоимости других финансовых инструментов. Например, банки могут выдавать ипотеку по плавающим процентным ставкам, которые, в свою очередь, будут привязаны к соответствующей benchmark ставке. Так, в ряде стран еврозоны (напр. в Австрии и Словении) более половины новых ипотечных контрактов выданы по плавающей ставке, зависящей от EURIBOR. Benchmark ставки также распространены в срочных контрактах: объем деривативов стоимость которых зависит от Euribor или Eonia превышает €130 трлн.

 

Однако использование IBOR ставок в последнее время связано с рядом сложностей. В частности, в период после мирового финансового кризиса банковские системы большинство развитых стран находятся в состояние профицита ликвидности из-за мягкой монетарной политики ЦБ (низкие ставки, программа количественного смягчения). В свою очередь, профицит ликвидности в системе привел к существенному сокращению объемов межбанковского рынка. Вследствие сокращения объемов ставки на межбанковском рынке, во-первых, стали подвержены сильным краткосрочным колебаниям. Во-вторых, ставки в меньшей степени стали опираться на текущие сделки (transaction based) ввиду их отсутствия и в большей на субъективные оценки (quote based) банков, что привело к финансовым махинациям со стороны банков.

 

Проблемы с использованием IBOR ставок стали причиной реформы, в результате которой все IBOR ставки в текущем виде прекратят существовать в конце 2021г. В некоторых юрисдикций отказ от IBOR будет осуществлен раньше. Так, например, с октября этого года в качестве overnight benchmark ставки вместо Eonia будет использоваться Estr. Главное отличие заключается в том, что Estr отражает стоимость заимствований банков на денежном рынке (money market), а не стоимость кредитования на межбанковском рынке как в случае Eonia. Тем самым, Estr включает сделки банков с другими участниками денежного рынка (пенсионные фонды, страховые компании, money markets funds и т.д.) Как следствие, Estr на 8,5 бп ниже, чем Eonia. C октября Eonia будет рассчитываться через спред к Estr, а все новые сделки, вероятно, будет заключаться с Estr. До конца года также будет изменена методология расчёта Euribor, который по возможности будет рассчитываться на основе рыночных сделок, а в случае их отсутствия на основе сделок по инструментам со смежной срочностью или сделок в предыдущие дни.

 

Переход на новые benchmark ставки должен повысить прозрачность рынка и снизить волатильность. Однако переход также будет связан с рядом оперативных сложностей и возможных издержек для банков. Так, например, в результате перехода необходимо будет пересмотреть часть контрактов, которые привязаны к старым benchmark ставкам и заканчиваются за пределами 2021г.

 

 

 

12 – 18 августа 2019 года

РОССИЯ. Рост ВВП по итогам 2 квартала ускорился с 0,5% до 0,9%гг. По нашей оценке, квартальные темпы роста с учетом сезонности достигли 0,4% против -0,3% ранее. Ускорение было ожидаемо, так как слабые результаты первого квартала были во многом вызваны шоком повышения НДС. По всей видимости, экономический подъем произошел за счет промышленности, строительства и торговли. Стоит отметить, что ускорение произошло несмотря на жесткую макроэкономическую политику и некоторое ухудшение внешнеэкономической ситуации. Бюджетная и денежно-кредитная политика оставалась жесткой: по итогам полугодия профицит федерального бюджета достиг 3,3%ВПП, а реальная ключевая ставка – ~3,5%. Напомним, что нейтральный уровень ставки Банк России оценивает в 2-3%, а МВФ – в 1-3%. Учитывая вероятное смягчение макроэкономической политики, мы ждём умеренного ускорения экономического роста в среднесрочной перспективе.

 

Рост промышленности в июле замедлился с 3,3% до 2,8%гг. Замедление произошло несмотря на благоприятный календарный фактор: в июне было на 1 рабочий день меньше, чем в прошлом году, а в июле на 1 день больше. Замедление годовых темпов объясняется сокращением производства на 0,4%мм с учетом сезонности. Сокращение преимущественно вызвано спадом в обрабатывающих отраслях. Пока данные о выпуске в разрезе отраслей не опубликованы. Стоит отметить, что слабые данные по промышленности не стали большой неожиданностью – индекс PMI фиксирует снижение деловой активности уже третий месяц подряд. Тем не менее, мы не ожидаем ухудшения ситуации в ближайшие месяцы.

 

 

 

5 – 11 августа 2019 года

КИТАЙ. На прошедшей неделе Китай допустил обесценение женьминьби (а именно, сдвинул границы плавающего коридора) приблизительно на 2%, до 7,06 за доллар. Несмотря на незначительную коррекцию курса, США незамедлительно объявили Китай манипулятором валютного курса. Это решение противоречит итогам доклада Минфина США о манипуляторах валюты двухмесячной давности, оценкам МВФ (Article IV и External Sector Report) и всем известным нам оценкам равновесного уровня жэньминьби. Объясним, почему текущее изменение денежной политики обусловлено внутренними задачами Китая.

 

Главный экономический тренд последних 2 лет в Китае – снижение темпов кредитования и либерализация финансового счёта. Цель по экономическому росту при этом постепенно снижается (прогноз роста ВВП на 2019 год: 6,2%), но до окончания текущей пятилетки в 2020 году, существенное снижение ориентиров, на наш взгляд, маловероятно. В борьбе за финансовую дисциплину Китай добился значительных успехов – темп роста денежной массы замедлился до 8,5%, а условия выдачи кредитов ужесточались вплоть до конца 2018 года, т.е. до обострения торгового конфликта с США. При этом удалось поддержать высокий темп роста промышленности (6-7%гг), а также низкую инфляцию (2,8% в июле).

 

Чего не удалось добиться – снижения закредитованности нефинансового сектора. Она по итогам 2019 года по оценке МВФ вырастет на 10пп ВВП. Кроме того, дефицит консолидированного правительства составляет сейчас около 10%ВВП. При этом ставки по 10Y гособлигациям составляют всего 3,02%, госдолг – около 73%ВВП, и государство обладает значительным количеством активов. Поэтому в ближайшие годы у правительства есть возможность и для стимулирования экономики (МВФ предлагает увеличить расходы на 0,8%ВВП в негативном сценарии в этом году), и для постепенного ужесточения политики для удержания госдолга на устойчивой траектории.

 

Китай плавно переходит к плавающему курсу, но к полному переключению пока не готов. Центральный банк помнит, что в 2015 году резкие действия привели к оттоку капитала в $650 млрд ($30 млрд в 2018 году), поэтому старается (правильно, на наш взгляд) действовать максимально осторожно. Текущая девальвация жэньминьби в ответ на ослабление экономики – мера (возможно даже немного запоздавшая) борьбы с формированием девальвационных ожиданий. Международные резервы последние 3 года остаются на приблизительно одном уровне (~$3,1 трлн), а денежная масса продолжает расти. Это означает, что набег на резервы с каждым годом становится более привлекательным. Сдерживать его с помощью валютных ограничений можно, но эти меры, во-первых, всё сложнее администрировать, а во-вторых, они могут замедлять экономический рост. Напомним, что валютный контроль в Китае сейчас препятствует оттоку, а не притоку (как в Индии, к примеру) капитала, т.е. сдерживает обесценение, а не укрепление жэньминьби.

 

В ответ на текущее замедление экономики в следствие торгового конфликта с США Китай, на наш взгляд, выбрал оптимальный ответ. В удержании более крепкого курса и формировании девальвационных ожиданий нет экономического смысла. Бюджетное стимулирование уже использовано (напомним, что с начала года был снижен НДС), а дальнейшие меры сработали бы со значительной задержкой. Макропруденциальное регулирование ослаблено (по сравнению с ситуацией годом ранее, см. график 1) ровно в той степени, которая позволяет продолжать бороться с плохими долгами в экономике. Таким образом, девальвация курса, на наш взгляд, была логичным выбором для балансировки экономики в ответ на текущие шоки.

 

 

 

29 июля – 4 августа 2019 года

США – КИТАЙ. Главным событием прошлой недели стало обострение торговой войны США и Китая. Очередной раунд переговоров стран по торговым спорам завершился в среду без существенных результатов. В четверг Дональд Трамп объявил о намерении ввести с 1 сентября импортный тариф (10%) на товары из Китая общей стоимостью $300 млрд. Кроме этого, США могут дополнительно повысить тарифы, если заключение торговой сделки затянется. Продолжение переговоров Китая и США ожидается в сентябре.

 

 

США. По итогам заседания 30-31 июля ФРС ожидаемо понизила диапазон ключевой ставки на 25бп до 2,00-2,25%. Ставка по избыточным резервам банков в ФРС была снижена до 2,10%. Регулятор вновь указал на «упреждающий» характер снижения ставки в ответ на повышенные риски для прогноза со стороны «слабого» роста мировой экономики и торговых войн.

 

Инфляционный фон остается сдержанным: Базовый ценовой индекс PCE – один из ключевых индикаторов инфляции для ФРС – находится ниже цели в 2%. В рамках пресс-конференции глава ФРС Джером Пауэлл отметил, что принятое решение стоит рассматривать как небольшую «корректировку» для поддержания роста экономики США, нежели как начало длительного цикла смягчения политики регулятора. Тем не менее, учитывая риторику пресс-релиза, ФРС сохранила пространство для дальнейшего смягчения политики в случае необходимости. Дж. Пауэлл также добавил, что поступающая информация/ макростатистика будет определяющим фактором при принятии будущих решений по ставке.

 

После заседания рыночные ожидания снижения ставки в сентябре скорректировались до 50,7%. Однако после заявления Д. Трампа о введении дополнительных торговых пошлин в отношении Китая с 1 сентября ожидания снижения ставки на заседании 17-18 сентября выросли до 84,2%. Отметим, на заседании в июле регулятор также принял решение досрочно свернуть программу сокращения баланса активов ФРС. Изначально ФРС планировала завершить этот процесс до конца сентября. В целом, решение регулятора выглядит последовательным в контексте смягчения политики.

 

 

 

Источник: Сбербанк РФ

Раскрытие информации: Данный ресурс является собранием публичных статей. Материал распространяется исключительно для информационных целей и его не следует рассматривать в качестве моего мнения, предложения, ходатайства, совета, рекомендации или рекламы каких-либо ценных бумаг, продукта или услуги. Все представленные материалы собраны из открытых источников, что, однако, не гарантирует их точность.

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

Leave a Reply

WordPress Themes