Курение в России: кто зарабатывает на вредных привычках?

На прошлой неделе вступило в силу большинство положений принятого ранее антитабачного закона. Теперь курение в неположенных местах может обойтись в 1–1,5 тысячи рублей, а курение на детских площадках — в 2–3 тысячи. Впрочем, в том же законе сказано, что регистрировать правонарушения должны чиновники Роспотребнадзора, а не полиция. Это значит, что призвать к порядку правонарушителей будет крайне трудно, если не невозможно. Курильщики и лоббисты табачных корпораций любят говорить о бесполезности антитабачной кампании, которая может повредить экономике России, но никак не изменит ее пристрастия к курению. Однако вопреки их уверенности число курильщиков в России вовсе не константа, оно вполне поддается регулированию.

 

 

Более того, серьезный скачок вперед по этому показателю наша страна сделала за последние двадцать лет. В результате сегодня Россия с большим отрывом занимаем первое место в мире по числу курильщиков — 60% мужчин и 20% женщин (в начале 1990-х — 48% мужчин и 3% женщин) — и второе место после Китая по абсолютному числу курильщиков. Ситуация в демографически активной части населения (людей от 19 до 44 лет) еще хуже, среди них курят 70% мужчин и 40% женщин. В то же время до 80% населения страны (включая детей) ежедневно подвержено пассивному курению.

«Только медицинская помощь курильщикам обходится государству в 200 миллиардов рублей. А все акцизы, которые платят табачники, составляют порядка 100 миллиардов рублей», — рассказывает первый заместитель председателя комитета Госдумы по здравоохранению Николай Герасименко. В то же время практически весь наш табачный рынок принадлежит иностранным компаниям, более 90% всей прибыли от продаж сигарет уходит за рубеж. На долю России остаются лишь смерти и расходы. Понятно, что стремление российских властей сократить число курящих вовсе не блажь, а острая необходимость.

Постсоветская Россия сыграла для международных табачных компаний роль палочки-выручалочки и Клондайка одновременно. Причем то, как это происходило, заставляет предположить, что сделано это было осознанно. В 1990 году неожиданно были остановлены «на ремонт» все советские табачные фабрики, и по стране прокатилась волна табачных бунтов. После чего правительство открыло двери для иностранных табачных компаний и их залежавшегося на складах товара. «В начале 90-х годов одним из первых совместных предприятий с Западом было именно производство табака. Причем власти предоставили табачным компаниям беспрецедентные льготы — в частности, они не облагались таможенным налогом на ввоз, — рассказывает Николай Герасименко. — Большая четверка производителей: Phillip Morris, BAT, JT, Hollander — пришли, затем вложили сюда только на первом этапе более двух миллиардов долларов инвестиций». Через какое-то время более 94 процентов российской табачной промышленности оказалось в руках «большой четверки».

 

 

К этому моменту зарубежные табачные компании как раз начали испытывать серьезные проблемы на своих традиционных рынках. В 1990-е во многих западных странах, в частности в США и Великобритании, различные общественные группы начали осознавать вред курения. В 1990 году ковбой Мальборо узнал, что он болен раком легких, и последние два года своей жизни провел в активной борьбе против табачных компаний.

В научных журналах появляются публикации целого ряда исследований, доказывающих связь курения, в том числе пассивного, с заболеваниями раком. Появляется прецедент выигранных исков к табакопроизводителям (в совокупности им пришлось заплатить по проигранным искам отступные в размере 206 млрд долларов). Европарламент голосует за запрет рекламы табака. Под напором общественных организаций и объединений врачей правительства начинают кампании по борьбе с табакокурением: повышаются цены на сигареты, растут акцизы (сегодня они составляют в среднем 70% стоимости пачки), серьезно ограничиваются места для курения, запрещается реклама табака, начинается активная просветительская работа о вреде курения среди населения.

Но главным ударом стала потеря американского рынка (всего с 1964-го по 2010 год доля курильщиков среди взрослого населения США сократилась с 42,4 до 19,6%). Неудивительно, что табачники ринулись на восток. Весьма показательно, что в 1992 году Маргарет Тэтчер, бывший премьер-министр Великобритании, подписала с Phillip Morris контракт на их консультирование для продвижения на восточноевропейский рынок. Любители конспирологии наверняка увидели в этом шаге сговор западного политического истеблишмента и бизнеса, вознамерившихся разрушить здоровье жителей бывшего СССР, и вспомнили опиумные войны. Однако невероятный успех иностранных табачников в постперестроечной России объясняется несколькими вполне прагматичными факторами.

Придя в Россию, они серьезно увеличили объемы местного рынка. «До 1990–х в России потребляли порядка 200–230 миллиардов сигарет в год, — рассказывает “Эксперту” Николай Герасименко, — а 2008 году уже 415 миллиардов». Во многом такой рост был достигнут за счет приобщения к сигаретам тех, кто раньше не курил.

«Целевой аудиторией стали молодежь и женщины, — продолжает Николай Герасименко. — Табачники развернули мощнейшую маркетинговую кампанию с привлечением артистов, производителей фильмов (там стали показывать курящими многих положительных героев, являющихся образцом для подражания: офицеров, спецназовцев, гламурных женщин), спонсировали мероприятия, проводили акции по бесплатной раздаче сигарет. Стали выпускать красивые сигареты, похожие на духи и помаду, с красивыми названиями типа Kiss Me. И эта стратегия дала свои плоды. До прихода иностранных табачных компаний в Россию у нас курило около половины взрослых мужчин и всего три процента женщин. Когда нам преподавали онкологию, говорили, что рака легких у женщин практически не бывает, теперь больше этого не говорят».

Что касается подростков и молодежи, то, по мнению экспертов, их привлекали не только рекламой, но и с помощью кампании по недопущению молодежи к сигаретам, которую проводили сами табачники. Использовалась простейшая подмена понятий. Так, они говорили фразы из серии «курение — это удел взрослых», после которых дети хотели стать взрослыми за счет сигарет.

Наконец, табачные компании делали все возможное, чтобы сигареты были легкодоступны: например, отчисления акцизов росли медленнее инфляции. В результате, по словам Николая Герасименко, при общем росте числа потребляемых сигарет доля, выделяемая на них из семейного бюджета, сократилась за двадцать лет в два раза.

Эксперты в России давно били тревогу, но отыграть ситуацию обратно было очень трудно. Любые попытки хоть как-то ограничить этот бизнес наталкивались на жесткое сопротивление могущественного табачного бизнеса. Даже введение крайне умеренных ограничительных норм встречало жесткое сопротивление. «В 1998 году мы хотели поставить на сигаретах предупредительную надпись на 30 процентах площади пачки, запретить курить в общественном транспорте, показывать рекламу табака на телевидении, показывать в фильмах сцены курения, ввести нормы содержания смол (10 миллиграммов) и никотина (1 миллиграмм), — рассказывает Николай Герасименко. — Однако нам это не удалось. Надпись стала занимать лишь четыре процента поверхности пачки, максимальное содержание смол оставили на уровне 14 миллиграммов, а никотина — 1,6 миллиграмма. Семь раз мы пытались ввести в КоАП штрафы за курение в неположенных местах, однако каждый раз это предложение блокировалось. И не табачными лоббистами в Думе, а министерствами: Минэкономразвития, Минпромторгом, Минсельхозом, Минюстом, а также Институтом государства и права. Они писали отрицательные отзывы и любым путем не пропускали это предложение».

Лишь в 2012 году государство совершило последовательную попытку справиться с ситуацией. Согласно принятому закону теперь нельзя дымить во всех общественных местах и в транспорте, а также на расстоянии 15 метров от входа на вокзалы, в аэропорты, метро; серьезно сокращается число торговых точек, где можно продавать сигареты. Через год вступят в силу новые статьи этого закона: бездымными станут все кафе, рестораны и клубы. Сигаретами можно будет торговать лишь в магазинах, имеющих торговые залы. Кроме того, закон ввел запрет на рекламу сигарет, удаляет из общественной жизни табачные компании, запрещая им занятие спонсорством и размещение табачных брендов на любых изделиях.

За три года на 100% увеличится объем взимаемого акциза (в этом году акциз увеличивается на 40%, в следующем году — еще на 40%, затем — еще на 20%). Наконец, в рамках закона с 12 июня на пачках появились устрашающие картинки, демонстрирующие последствия курения.

Впрочем, принятый закон все же содержит весьма значительные послабления. Например, он не подразумевает значительного повышения цен на сигареты, в то время как это давно считается ключевым моментом антитабачной программы во всем мире. «Если вы поднимете цены на сигареты всего на 10 процентов, то потребление сигарет среди взрослого населения уменьшается на 5 процентов, а среди подростков — на 8 процентов», — рассказывает представитель ВОЗ в Турции Токер Эргюдер.

Другим важным упущением стало то, что, несмотря на быстрый рост акциза, он все равно будет сравнительно мал (20%), в то время как в развитых странах он составляет 70–80% цены пачки. Основным препятствием на пути повышения доли акциза в пачке и ее минимальной цены является позиция Минэкономразвития. Противники повышения акциза прежде всего апеллируют к опасности табачной контрабанды (сегодня контрабанда сигарет в Россию равна нулю, потому что она сама производит их так много, что является поставщиком на рынки соседних стран, а также источником контрабанды).

Между тем страхи эти не имеют реальных оснований ни с медицинской, ни с экономической точки зрения. Сегодня производители сигарет вполне легально производят уже настолько вредную продукцию, в которой содержится весьма небольшая доля табака и огромное количество химических примесей, с такой низкой себестоимостью (1000 сигарет за один доллар), что, по мнению экспертов, ввозить контрабандой что-то еще более вредное и дешевое практически невозможно. С экономической же точки зрения даже при появлении контрабанды недоплату в бюджет с лихвой покрывают серьезно увеличенные акцизы.

Зарубежный опыт в этой области также показывает, что интересы борцов с табакокурением и интересы бюджета вполне можно соблюсти одновременно. Например, в США с ноября 2008-го по ноябрь 2009 года стоимость сигарет возросла на 22%. Как следствие, в 2010 году объемы продаж сигарет упали на 11%. (По мнению аналитиков, такое повышение цены сократило число курильщиков на 3 млн человек, а также помешало начать курить более чем 200 тыс. подростков.) Но в то же время сбор налогов с отрасли за год вырос на 129% — с 6,8 до 15,5 млрд долларов.

Другой пример. В Турции с 2005-го по 2011 год средняя стоимость пачки сигарет увеличилась почти в три раза, но вырос и объем собираемых налогов, с 7,1 до 15,9 млрд турецких лир, при этом количество продаваемых сигарет сократилось со 106,7 до 90,8 млрд штук. Разработчики нынешнего закона считают, что повышение до европейского уровня минимальной цены на сигареты и доли акциза в стоимости пачки позволит привлечь в российский бюджет дополнительно около 600 млрд рублей.

В связи с ростом продолжительности жизни последствия вредных привычек, практикуемых в молодости и зрелости, превращают в кошмар последнюю треть жизни все большего числа россиян. Наряду с алкоголизмом и обжорством курение — одна из самых опасных, так как до последнего момента его разрушительное воздействие на организм остается невидимым для курильщика. Россияне больше, чем жители других стран, любят бесшабашно утверждать, что их не пугает ранняя смерть. Однако последствия курения, вероятнее всего, не приведут к мгновенной смерти, но драматически снизят качество жизни человека после 45–50 лет, наградив его разнообразными тяжело протекающими необратимыми заболеваниями. В таком состоянии человек становится обузой не только для общества и близких, но часто и для себя самого.

Курение вредит здоровью не только самих курильщиков, но и тех, кто их окружает. Большая часть людей уже перестала обращать внимание на находящихся поблизости курильщиков и считает неудобным просить рядом сидящего человека погасить сигаретку. В результате, по данным, опубликованным журналом Lancet в 2010 году, в целом по миру пассивному курению было подвержено 33% некурящих мужчин, 35% женщин и 40% детей. А между тем эти люди рискуют получить такие же смертельные болезни, как и активные курильщики. По данным американского департамента здравоохранения, пассивное курение повышает риск ишемической болезни сердца на 25–30%, острой ишемической болезни сердца на 25–35%, а риск развития рака легких — на 20–30%. В результате из 6 млн человек в год, которых сейчас убивает курение, 10% — пассивные курильщики.

Наиболее опасно пассивное курение именно для детей, в том числе еще не рожденных. «Клетки растущего ребенка размножаются с высокой скоростью, и высока вероятность того, что при делении клетки повреждение ДНК, вызванное канцерогенными веществами, в табачном дыме не “репарируется”. Начинают накапливаться мутации, что в конце концов приведет к малигнизации то есть озлокачествлению нормальной клетки, в результате чего она превратится в злокачественную», — говорит Давид Заридзе. Согласно данным одного из исследований, рецензируемого сотрудниками Калифорнийского университета, у женщин, чьи матери выкуривали во время беременности от одной до девяти сигарет, риск получения гестационного диабета был на 62% больше, чем у тех, чьи матери не курили.

 

Источник: http://expert.ru/expert/2013/46/perekur-zakonchen/?partner=23143

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

Leave a Reply

WordPress Themes