Реальные причины турбулентности: Китай или Запад?

Привожу отрывки очень качественной, на мой взгляд, аналитики по экономической ситуации в мире, особенно в Китае.

“Формально наиболее важным финансово-экономическим событием последних двух недель стало резкое и самое сильное в этом году падение фондового и сырьевого рынков 19-20 июня, сопровождавшееся взлетом курса доллара по отношению к основным валютам. На первый взгляд, оно стало реакцией на заявление председателя ФРС США Бернанке о принципиальной готовности начать уже в нынешнем году сокращение покупок государственных ценных бумаг, т.е. постепенное сворачивание монетарных мер по стимулированию экономики США. Однако есть основания говорить, что эти события на рынках в действительности вызваны тем, что многие участники, наконец, увидели куда более серьезную проблему. Это – возможно, уже начавшаяся цепная реакция, вызванная накопившейся критической массой кризисных явлений во всех основных экономиках, глобальной финансовой системе, а также в политической обстановке в мире, которая, если не остановится каким-то образом, приведет к взрыву всей мировой экономики.

Необходимо напомнить об основных первичных компонентах глобального финансово-экономического «ядерного заряда» колоссальной мощности. В первую очередь, это растущий глобальный долг, который в данный момент составляет 360% к мировому ВВП. За последние 10 лет он вырос с 80 до 200 триллионов долларов США, темпы его роста составляют 11% в год, и этот процесс может лишь ускориться в связи с действиями правительства и ЦБ Японии. Причем высказывается мнение, что предпринятых Японией на сегодняшний день уже достаточно масштабных мер, вызвавших значительное падение курса йены и колоссальный рост и без того умопомрачительного государственного долга, совершенно недостаточно для достижения цели вывода страны из дефляционного тупика. Кроме того, не исключено, что в самое ближайшее время и ЕЦБ в связи со складывающейся ситуацией в Европе будет вынужден, начать собственную масштабную программу QE. О состоянии глобальной финансовой пирамиды наглядно свидетельствуют следующие цифры: темпы роста мирового населения (а соответственно и налогоплательщиков) составляют 1,2% в год, глобального ВВП – 3,9% (причем прогнозы в последнее время регулярно корректируются в сторону снижения), объем долга – 11%, рост балансов ведущих центральных банков – 17%.

Как при этом выглядит динамика роста основных компонентов глобального ВВП (США, Европа, Китай, Индия, Латинская Америка) за период 1820 – 2012 г.г., показывает эта таблица:

 

 

Что касается Китая (красная линия). Именно сейчас здесь начались события, которые назревали несколько лет и, скорее всего, приведут к развороту ВВП страны в противоположную сторону. Накануне событийного заседания комитета по открытому рынку ФРС США в Китае вышли экономические данные, свидетельствующие об усилении тенденции к ухудшению ситуации в экономике. Производственный индекс банка HSBC по Китаю за июнь снизился до уровня 48,3 при ожидавшихся 49,1. Это 9-месячный минимум. В мае было 49,2. Падение происходит в основных составляющих – выпуск продукции, новые заказы, экспорт, занятость. Основные причины: сохранение на высоком уровне складских запасов продукции, падение внешнего спроса и сокращение роста внутреннего спроса. Нет сомнений, что темпы роста ВВП Китая во втором квартале будут ниже, чем в первом.

Графически динамика PMI в двух вариантах – официальный (синяя линия) и банка HSBC (красная) со значениями различия выглядит так:

 

 

До настоящего времени руководство Китая декларировало курс на проведение структурных реформ, а не стимулирования экономики. Предполагалось, что китайские лидеры готовы допустить сокращение темпов роста экономики страны до уровня в промежутке 7-7,5%.  Соответственно, не планировалось предпринимать стимулирующих монетарных мер, чреватых дальнейшим ростом инфляции и другими негативными последствиями, пока темпы роста ВВП не снизятся до 7% ровно. Как давал понять Банк Китая, он не может прибегать к быстрому наращиванию денежной массы, как это происходило в прошлом, из-за опасений, что эффективность инвестиций в реальный сектор это не повысит, но лишь приведет к росту спекулятивных финансовых операций (как это произошло после 2008 г., когда такие стимулирующие меры были приняты). Но эта политика по ограничению инфляции себя не оправдала в условиях проведения программ количественного смягчения Федрезервом США и Банком Японии, в результате которых в Китай поступали значительные капиталы извне. Одно из последствий – практически безостановочный рост цен на недвижимость.

Слабые данные о состоянии китайской экономики послужили причиной того, что 13 июня банк MorganStanley понизил прогноз по ВВП Китая на 2013 г. с 8,2% до 7,6%, а на 2014 – с 7,9% также до 7,6%. Он стал третьим из крупнейших мировых банков (после Barclays и RBS), понизившим прогноз по экономике Китая. Шанхайская биржа отреагировала незамедлительно: рынок акций упал до 6-месячного минимума:

 

 

При всём негативе вышедших данных о состоянии производства, особой неожиданностью это все же не стало. Однако спустя неделю в Китае произошли новые, на этот раз, намного более важные негативные события. В эти дни рейтинговое агентство Fitch предупредило: в стране наблюдается беспрецедентный для мировой истории кредитный пузырь. С момента кризиса 2008 г. объем выданных кредитов вырос с 9 до 23 триллионов долларов, (с 75 процентов ВВП до 200% , а по другим оценкам – 221%). Только за пять месяцев 2013 г. он вырос на 52%, по сравнению с тем же периодом прошлого года. Для сравнения: в США в течение 5 лет до кризиса соотношение объема кредитов к ВВП составляло 40%. По оценке Societe Generale, только обслуживание кредитного портфеля составляет сейчас 30% от ВВП (в этом году должен быть выплачен 1 триллион долларов в качестве процентов по кредитам). Данный уровень долговой нагрузки – 30% к ВВП – это пороговое значение, отделяющее любую страну от полномасштабного финансового кризиса.

Значительная часть кредитного портфеля приходится на гигантскую теневую банковскую систему, которая буквально вышла из-под контроля. Эксперт Fitch в Китае: «Мы часто не представляем, ни того, кто является получателями значительно части кредитов, ни того, кто является кредиторами. Это выходит далеко за рамки того, что мы наблюдали в какой-либо другой крупной экономике. Мы не представляем, чем это закончится. Следующие 6 месяцев будут решающими». В этой системе внебанковского кредитования участвуют разного рода финансовые учреждения, так называемые трасты, использующие различные, в том числе весьма сложные, по сути – неконтролируемые кредитные схемы для предоставления как микро- так и многомиллионных кредитов. Действует сеть неофициальных ломбардов и т.д. В этой сфере Китай занимает твердое первое место в мире. Только «трастовые» схемы оцениваются в 1,4 триллиона долларов, и это лишь один сегмент теневого кредитного рынка. Участниками являются и сами банки, которые сформировали различных теневых финансовых продуктов на 2 триллиона долларов. По сути – это своего рода «второй банковский баланс». Причем условия кредитования в теневом секторе крайне жесткие.

Это – пирамида, которая неизбежно рухнет под собственной тяжестью, в том числе с учетом роста объема «плохих долгов». Как указало агентство Fitch, модель развития Китая, основанная на накачке экономики кредитными средствами, разваливается. Это может привести к дальнейшему росту перепроизводства и повторению японской дефляционной катастрофы. Пытаясь хоть как-то бороться с этой гигантской проблемой, Банк Китая в последнее время проводил политику ужесточения кредитно-денежной политики, ограничивал предоставление кредитов банкам, повышал норму обязательного резервирования. По некоторым оценкам, ранее в этом году банк вывел с рынка ликвидность в объеме порядка 10 млрд. долларов.

Однако эти действия не дали желаемого результата, в том числе ограничения спекуляций на рынке недвижимости. Соотношение цен на жилье к личным доходам во многих городах выросло с 16 до 18. Зато неожиданно возникла другая проблема: падение эффективности кредитных ресурсов в целом. В приросте ВВП на каждый кредитный юань стало приходиться лишь 0,15%, по сравнению с 0,85% ранее.

Кроме того, жесткая политика Банка Китая привела к тому, что многие банки стали держаться на плаву только благодаря краткосрочным межбанковским кредитам. Их стоимость начала расти. Возникла угроза банковских дефолтов. В начале июня в Китае начал остро ощущаться кризис ликвидности, и в среду 19 июня китайский межбанковский кредитный рынок буквально взорвался. Ставка овернайт взлетела сначала до 14%, затем до 18%, в четверг в течение часа до 25%, недельная – до 12% – рекордные уровни за всю историю. Графически это выглядело так:

Ставка овернайт:

 

 

Недельная ставка:

 

 

Трехмесячная ставка:

 

 

Межбанк встал, на рынке началась паника. То же самое происходило на межбанковском кредитном рынке США в 2008 г. в ситуации с банком Lehman Brothers:

 

 

В 2007-2008 г.г. также вела себя и ставка LIBOR, что было одним из важнейших предупредительных сигналов о предкризисном состоянии мировой финансовой системы.

В тот же момент резко упал спрос на китайские гособлигации, доходность на бумаги со сроком погашения январь 2016 г. выросла с 3,1% до 3,749%. С учетом очевидной аналогии с событиями 2008 года в США за пределами Китая ситуация также стала накаляться с каждым часом, тем более, что Народный банк Китая 20 июня выступил с заявлением, что не будет проводить РЕПО на регулярном рынке, тем самым официально отказываясь обеспечить ликвидность на рынке. В ответ последовали заявления международных инвесторов о том, что бездействие Народного банка Китая может иметь самые тяжелые последствия, что всё это не шутки.

Что послужило реальной причиной этих событий в Китае, остаётся предметом споров. По некоторым данным, произошел дефолт одного из крупных китайских банков – China Everbright Bank , который якобы не смог расплатиться по краткосрочному кредиту с другим китайским банком -  Industrial Bank Co. Последний эту информацию опроверг, но за пределами страны в это никто не поверил.

В конце дня 20 июня ситуация несколько стабилизировалась, вероятно в результате не афишируемых мер, предпринятых Банком Китая: либо по спасению одного из банков, либо по накачке всей системы ликвидностью. Ставка однодневного межбанковского кредита снизилась до 7,9%, но 21 июня она вновь несколько повысилась – до 11%.

Говорить о стабилизации ситуации в Китае преждевременно, она остается напряженной. К тому же за пределами страны нет всей полноты информации о реальной ситуации и мерах, предпринимаемых ее руководством. В предстоящий период Китай будет в центре внимания мировых финансовых центров. Тем более, что дополнительным негативным фактором для Китая может стать то самое решение ФРС США о сворачивании мер стимулирования американской экономики, если оно начнет реализовываться. По мнению ряда экспертов, это приведет к ускорению оттока капиталов из Китая, которые будут уходить в доллар.

Последствия «жесткой посадки» китайской экономики для остального мира оцениваются по-разному, и это весьма интересный момент. Традиционная, общепринятая точка зрения заключается в том, что финансово-экономическая дестабилизация в Китае представляет собой реальную угрозу для восстановления глобальной экономики. Однако есть и другая оценка, в частности, что речь должна идти не о значимости Китая как основного локомотива мировой экономики, а о том, что он слишком долгое время поставлял на мировой рынок значительно больше, чем вывозил с него. Поэтому сокращение темпов роста ВВП Китая даже до 3-4% может навредить лишь некоторым странам, таким, как Южная Корея, у которых положительный торговый баланс с Китаем, а также производителям и экспортерам сырья – Бразилии, ЮАР, Австралии и некоторым другим. Показательно: за пять месяцев 2013 г. бразильский экспорт в Китай упал на 11,8%. Однако замедление китайской экономики будет позитивно для тех стран, которые конкурируют с Китаем на мировых товарных рынках (США и Европа). Это может быть очень важным объяснением происходящего.

В условиях тектонических сдвигов в мировой экономике и глобальной финансовой системе одной из главных пострадавших сторон оказываются страны с развивающимися рынками, где ситуация ухудшается все быстрее. И без того в последние годы в этой группе стран значительно выросла долговая нагрузка за счет продажи гособлигаций, прямых внешних государственных займов и корпоративных кредитов. Графически это выглядит так:

 

 

Теперь многие инвесторы и кредиторы приходят к выводу о том, что настал момент для выхода из этой игры. Соответственно, в последний период происходит массированный отток капиталов из стран с развивающимися рынками. За три недели мая до начала июня из фондов, инвестирующих средства в данную группу стран, было выведено 19 млрд. долларов – это самый значительный отток с 2011 г. Только с бразильского фондового рынка выведено 5,6 млрд. долларов – беспрецедентный объем, а с индийского рынка гособлигаций – 3,2 миллиарда. За первую неделю июня отток средств с развивающихся рынков составил еще 9 млрд. долларов – самый большой объем с начала 2008 г. В результате в Таиланде, Индонезии и на Филиппинах упал курс акций. Сильно понизился курс индийской рупии и турецкой лиры, валюты Малайзии, ЮАР и РФ. Ряд стран был вынужден предпринимать чрезвычайные меры: Индия, Таиланд распродавали доллары для поддержания своих валют, Бразилия начала вводить ограничения на движение капитала. Определенные действия были вынуждены предпринять Индонезия, Филиппины, Турция. Интересно, что именно в этот момент в таких странах, как Турция и Бразилия начались и массовые народные волнения. Впервые с предкризисного периода стала расти стоимость свопов по кредитным дефолтам на эту группу стран.

Становится все более очевидным, что в мире происходит столкновение фундаментальных валютно-финансовых и экономических интересов. Переросло ли оно уже в реальную полномасштабную войну, или пока всё ограничивается угрозами или даже отдельными локальными сражениями – пока сказать трудно, многое происходит за кулисами на высшем уровне соответствующих государств и блоков. Однако даже если речь пока не идет о сознательно организованной мировой финансово-экономической войне, она может начаться в любой момент по многим причинам. Не только экономическим, но и политического характера, например, в связи с вступившим в новую фазу кризисом в Сирии и вокруг нее, территориальным спором между Китаем и Японией и многим другим”.

 

Источник: http://www.dialarinvest.ru/analytics/24_06_13/

Раскрытие информации: данный материал распространяется для образовательных целей и его не следует рассматривать в качестве предложения, ходатайства, совета, рекомендации или рекламы каких-либо ценных бумаг, продукта или услуги. Все представленные материалы собраны из достоверных источников, что, однако, не гарантирует их точность.

 

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

Leave a Reply

WordPress Themes