Россия: реальные причины оттока капитала.

Денежные власти России и известные экономисты пытаются найти объяснение непрекращающегося масштабного оттока капитала из страны. По оценкам Минэкономразвития, он в этом году может достичь $70 млрд после $81 млрд в прошлом. Вариант объяснения, что капитал просто пугает плохой инвестиционный климат России, никого уже не устраивает. Главная причина ухода капитала из страны – высокий уровень коррупции, сообщил участник совещания, гендиректор Центра экономического анализа (ЦЭА) “Интерфакса” Михаил Матовников. Утечка – это легализация и вывод из российской юрисдикции взяток и откатов. За 10 лет из страны вывели не менее $500 млрд взяток. Подавляющая часть потока прошла через фирмы-однодневки.

Другой вариант объяснения – о девальвационных ожиданиях населения и бизнеса, которые спасают на валютных депозитах свои средства от неминуемого, по их мнению, ослабления курса национальной валюты.

Коррупция – двигатель оттока

  •  Отток капитала из России – дело обычное. Накопленное отрицательное сальдо операций с капиталом и финансовыми инструментами за 13 лет после кризиса 1998 года составило $277 млрд.
  • За это время лишь трижды фиксировался чистый приток капитала: в сумме – в $87 млрд, 97% которого пришлось на 2007 год.
  • Беспрецедентны (если не считать кризисный год) масштабы оттока последних трех лет – $50-80 млрд ежегодно.

С формальной точки зрения главная причина роста оттока капитал из России – это прекращение скупки валюты со стороны Центробанка в золотовалютные резервы, считает Матовников. В итоге положительное сальдо текущих операций сочетается с отрицательным сальдо счета капитала. Причем, чем больше будет расти чистый экспорт, тем больше будет и отток капитала.

 

 

Снизить отток можно скупкой долларов, но это вызовет появление на рынке лишних рублей, что разогреет инфляцию. Можно стимулировать банки размещать валютные средства не за рубежом, а на валютных депозитах ЦБ. Таким чисто бухгалтерским способом показатель оттока можно снизить, но только вдвое. Но основной отток капитала из страны генерируют не банки, а корпоративный сектор: вне зависимости от положения дел в экономике им ежегодно выводится порядка $50 млрд.

 

  •  Сбежавшие капиталы если и возвращаются в страну в виде прямых иностранных инвестиций (ПИИ), то не более чем на треть: платежный баланс примерно втрое завышает объем реальных ПИИ в Россию и из нее, 2/3 суммы приходится на “двойной счет”.
  • Невыведенная прибыль российской компании, являющейся частью зарубежного холдинга, по методологии платежного баланса засчитывается как увеличение прямых иностранных инвестиций в Россию с соответствующим зеркальным увеличением российских иностранных инвестиций за рубеж.
  • Реальный объем инвестиций в Россию за последние десять лет не превышает $120 млрд; объем инвестиций из России – $170 млрд, в том числе $20 млрд – в страны СНГ.

А главная статья оттока капитала из России – это “сомнительные операции”, обращает внимание Матовников. Их объем почти не зависит от состояния экономики и ежегодно составляет около $30-40 млрд, т.е. около 60% всего оттока капитал через реальный сектор. В сумме с 2003 года их объем составил $276 млрд. Если сюда добавить еще статью “ошибки и пропуски”, то получится $350 млрд.

С 1995 года объем операций, классифицируемых как сомнительные, вырос вчетверо. В значительной степени это связано с совершенствованием методологии его оценки Центробанком. Если применить современную методологию ретроспективно на прошлое десятилетие, то объем оттока капитала составит не менее $500 млрд.

  •  Практически весь объем сомнительных операций приходится на фирмы-однодневки. Это средства, выведенные из легального в нелегальный оборот. При этом капитал меняет владельца.
  • Подобная операция – “отмывание наоборот” – аналог внутрироссийской практики обналички, когда новый владелец всячески старается скрыть факт получения денег.
  • Это явно не просто “вывоз белого капитала”. Для честного бизнеса есть масса других способов вывода капитала из страны, которые не попадают в “сомнительные операции”.
  • Явно речь не идет и уводе денег от налогов – издержки “загрязнения” капитала в фирмах-однодневках могут оказаться значительно выше выгоды от неуплаты налогов в России. Особенно – учитывая высокий уровень налогов в других странах. Юридическая защита и снижение налогов при наследовании и продаже бизнеса обеспечиваются за счет совсем других потоков – прямых иностранных инвестиций.

Главный резон использования офшоров и фирм однодневок при сомнительных операциях – это вовсе не налоговая оптимизация, а сокрытие бенефициаров данных операций“, – убежден эксперт.

Ежегодная сумма оттока – порядка 1 трлн рублей – стабильна вне зависимости от изменения инвестиционного климата, снижения или увеличения налогов, состояния экономики и прибылей компаний. И странным образом совпадает с неоднократно озвученной суммой средств, разворовываемых по госконтрактам, обращает внимание Матовников.

Поэтому главной задачей государственной политики в области борьбы с бегством капитала должна быть не минимизация оттока как такового, а рост легальных иностранных активов российских компаний и банков.

 

Александр Захаров, заместитель исполнительного директора консалтинговой компании DS Express:

Если в процессе перемещения капитала происходит смена собственника, то это один из признаков того, что деньги легализуются. Но злоупотребление правом происходит не в офшорах, а здесь – в однодневках. Это компании, созданные не для того, чтобы работать и получать прибыль, а для легализации незаконного дохода другого лица, часто связанного с источником коррупционного дохода.

Справиться с ними в России никак не могут. А может – и не хотят. Поэтому всем удобно, чтобы разграничение потоков в утечке капитала не происходило. Чтобы и средства, которые выводятся бизнесом для их сохранения, для безопасности, и взятки представлялись единым потоком.

Ни у кого нет интереса входить в эту мутную воду. Тем же правоохранительным органам: никогда не знаешь, какую рыбину ты там выцепишь. В итоге того, кто найдет, могут и уволить, и посадить, или еще что-нибудь произойдет.

Никакими законами теневые потоки за рубеж ограничить нельзя. Законы будут действовать для законопослушных лиц. А коррупционеры – они над законом.

Коррупция – не в офшорах, а у нас здесь. Использование же офшоров – это возможность иметь запасной карман для того, чтобы свалить из России. К тому же в офшоры реально ничего не идет. Все – в первоклассных банках ведущих зарубежных стран”.

 

Константин Сасов, старший юрист компании “Пепеляев Групп”:

“Судя по тому, как вяло обозначается “борьба” с “однодневками”, у этого явления есть сильное государственное лобби. Представители ФНС не скрывают, что все планируемые в законодательство поправки несущественные, “декоративные”, не меняющие заявительный порядок регистрации.

В “однодневках” заинтересованы недобросовестные чиновники – взяткополучатели, мошенники, присваивающие бюджетные средства и т.д. “Однодневки” нужны также налоговым органам для доначислений их легальным контрагентам. Не случайно в народе такие “однодневки” уже окрестили “наживкой” для проверяемых налогоплательщиков”.

 

 

Источник: http://www.finmarket.ru/z/nws/hotnews.asp?id=3162548&utm_medium=twitter&utm_source=twitterfeed

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Comments

comments

Leave a Reply

WordPress Themes