Global House Prices: An Interactive Guide Across The World

“Property is as safe as houses, at least until the roof falls in. Our latest tally of global housing markets shows that American house prices have recovered to a new nominal high, and in Spain and Ireland, prices are again rising at a decent clip. In the English-speaking Commonwealth countries of Britain, Canada, Australia and New Zealand, prices have risen largely unabated in recent years.

Since autumn 2014 $1.3trn of capital has flowed out of China. Some of that cash has found its way into residential property in some of the world’s most desirable cities. In America, Chinese investors bought some 29,000 homes in the 12 months to March 2016 with a total value of $27bn, according to the National Association of Realtors. Much of this money is focused on a handful of cities: Seattle, San Francisco, New York and Miami. Foreign money has helped propel skyrocketing prices in other places, too. In Vancouver, home values have risen by 47% in four years; in London they have risen by 54%; and in Auckland the rise has been a whopping 75%. The influence of foreign capital flows on housing markets is being scrutinised, particularly as affordability becomes ever more stretched.

 

Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

The Important Chart About Global Economy

According to the latest data on global GDP released by the World Bank this February, the U.S. still is the world’s biggest economy – by far. As shown by this Voronoi diagram, the United States (24.3%) generates almost a quarter of global GDP and is almost 10 percentage points ahead of China (14.8%), in second place, and more than 18 percentage points ahead of Japan (4.5%) on three.

 

Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

The Structure Of The US Budget In One Chart

Source: CBO, JPMorgan

Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

О роли государства в экономике России разных времен. Эссе о прошлом, настоящем и будущем

“Разговоры о перезапуске экономического роста в стране длятся уже не один год и ведутся на фоне затянувшейся стагнации. Статистические отчеты, которые мы читаем, то вселяют надежды о прохождении пресловутого «дна», то приносят разочарование – рост не возобновляется. Эти качели наблюдаются два последних года, при этом реальные доходы населения за этот период заметно сократились. В среднем же отечественная экономика не демонстрировала заметного роста в течение пяти последних лет. Благодаря росту цены барреля нефти в нынешнем году курс рубля укрепился и ожидания в производственном секторе несколько улучшились, оставаясь, однако, весьма скромными. Актуальные прогнозы экспертного сообщества и официальных властей в лучшем случае сулят отечественной экономике рост не выше 2% годовых.

Получается, что эффект скачка в рынок, принесший в первой декаде нулевых ощутимый рост экономической активности в стране, сегодня выдохся. Тем не менее в некоторых высказываниях официальных лиц слышны надежды, что, после того как бизнес приспособится к новой реальности, экономика вновь выйдет на траекторию устойчивого роста. На этот счет пока остаются большие сомнения. За практически пятилетней стагнацией экономического развития в нашей стране просматриваются проблемы системного характера, связанные с воссозданием неэффективной ролевой модели государства в экономических и общественных отношениях. Модель характеризуется слабостью государства как стратегического органа по выработке и реализации принятой обществом политики долгосрочного экономического развития. Она не обеспечивает устойчивую и продуктивную институциональную среду для предпринимательства. В рамках этой модели экономическая политика государства подвержена влиянию частных и корпоративных интересов, а само государство через свои институты и корпорации участвует в деформации конкурентных рынков. В результате рыночные свободы начинают преимущественно работать в интересах узких групп игроков, имеющих возможность извлекать коммерческую выгоду из «насилия» над справедливой конкуренцией.

В рамках таких отношений исполнительная бюрократия по разным объективным и субъективным мотивам получает возможность оказывать сильнейшее влияние на хозяйствующие субъекты конкурентного рынка, ставит бизнес отдельных компаний выше необходимости конкурировать и повышать эффективность. Реальная рыночная конкуренция остается уделом для малых форм предпринимательства. Самыми неприятными последствиями такой практики являются сокращение горизонта планирования, недоинвестирование в основные фонды и низкая производительность труда – ровно то, чем характеризовалась отечественная экономика в последние годы. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Мировые экономические новости: март 2017

27 марта – 2 апреля 2017 года

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. Великобритания 29 марта подала официальную заявку на выход из ЕС. Запущена процедура выхода, описанная в статье 50 лиссабонского соглашения (одно из базовых европейских соглашений). Теперь до 29 марта 2019 года Великобритания покинет Европейский союз. Или нет: 50-я статья используется в первый раз, поэтому гарантировать нельзя буквально ничего. К примеру, нигде в соглашениях не сказано, что Великобритания не может продлить свой срок пребывания в ЕС, отозвав и снова подав заявку на выход. Хотя ЕС сейчас считает, что Великобритания покинет ЕС по окончанию двух лет переговоров независимо от их результата.

Первый вопрос – отделится ли теперь Шотландия или Северная Ирландия от Великобритании? Большинство шотландцев и ирландцев, напомним, проголосовали против Brexit. Пока повторный референдум в Шотландии, как и план объединения Ирландий в единое государство – ещё более «сырые» проекты, чем Brexit. Англия – с запасом основной торговый партнёр регионов, поэтому экономическая целесообразность их не очевидна. Кроме того, страны ЕС с жаждущими независимости регионами (главным образом, Испания) будут усложнять «новым» участникам вступление в ЕС. Наконец, как и в случае с Brexit – процесс отделения нужно будет придумывать на ходу.

Второй вопрос – международный финансовый центр в Лондоне. Пока банки изучают возможности перехода и получения «паспорта» для работы в ЕС на континенте.

Великобритания сделала необратимый шаг к выходу из ЕС. Она по-прежнему находится в слабой переговорной позиции к ЕС. И хотя последний, судя по официальной риторике, решил быть не слишком кровожадным, каким будет положение Великобритании к моменту выхода, пока можно только гадать.

 

США. Как и было обещано, после провала нового закона о здравоохранении президент Трамп переключился на регулирование торговли. В пятницу он подписал 2 президентских указа. Первый указ представляет собой распоряжение о проведении детальных исследований на предмет того, какие продукты формируют торговый дефицит. Через 90 дней отчёт будет представлен в Овальном кабинете с подробным описанием причин торгового дефицита в разбивке по странам и продуктам. Указ не подразумевает никаких серьёзных политических действий, и складывается ощущение, что Трамп пытается «выиграть время» и отложить принятие решений. Серьёзные налоги на импорт повредят не только торговым партнёрам США, но и американским компаниям.

Второй указ направлен на повышение собираемости антидемпинговых и антисубсидиционных пошлин, которые США применяют ко многим иностранным товарам. Директор торгового совета Белого дома заявил, что с 2001 по 2016 год было не собрано $2,8 млрд таких налогов. Это примерно по $0,2 млрд в год – всего 0,04% от годового торгового дефицита. Опять же, нельзя сказать, что собираемость этих пошлин – первоочередная проблема. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes