О важности и различиях между IQ (Intelligence Quotient), EQ (Emotional Quotient) и VQ (Vision Quotient)

“Поразительно, но многие лидеры во всем мире как в государственном, так и частном секторе до сих пор думают, что основа их успеха — высокий IQ. Они полагают, что успешная деятельность невозможна без умения рассуждать, анализировать, рассчитывать и размышлять. Но они глубоко заблуждаются! Мы уверены: умный человек не обязательно хороший лидер. У персонажей с высоким IQ нередко отсутствует важная способность — способность к эмпатии, сочувствию. Они нетерпимо относятся к окружающим, склонны к общению свысока и не выносят собеседников, которые соображают не так быстро, как они. Обычно они с трудом взаимодействуют с людьми, находящимися на более низком интеллектуальном уровне.

Все мы хорошо знаем, к чему приводит подобный недостаток «эмоционального интеллекта» (EQ). Сначала отличные планы и стратегии, потом — сложности в ходе их реализации в связи с низким уровнем вовлеченности и мотивации исполнителей. Это само по себе довольно плохо, но часто лидеры упускают из виду еще один, основополагающий фактор успеха — VQ (The Vision Quotient). VQ — это коэффициент жизненной энергии, или, иными словами, способность руководителей заряжать энергией себя и окружающих. В основе лидерства лежит способность к осуществлению изменений, но при отсутствии хотя бы минимального количества энергии достичь этого невозможно.

VQ — это движущая сила, мотор, стимулятор человеческой жизни. Люди представляют собой своеобразный проект — систему жизненных функций, которая стремится как можно дольше сохранить свою работоспособность и максимально эффективно выполнить поставленные задачи. В основе этого проекта (как и любого другого) лежит намерение, цель — желание жить. Так вот VQ — это не что иное, как интенсивность желания жить. Чем выше VQ, тем сильнее мы хотим развиваться, контролировать происходящее с физической, интеллектуальной и даже эмоциональной точек зрения. Люди с высоким VQ пытаются тем или иным способом улучшить свою жизнь и поэтому могут воздействовать на окружающих. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Аргентина: как попасть в столетний застой?

Экономические истории успеха ХХ века у всех на слуху — Япония, Южная Корея, Тайвань. Гораздо меньше внимания уделяется драматичным падениям, ярчайшим примером которых является Аргентина. Сто лет назад США и Аргентина были вполне сопоставимы по уровню развития. Молодые, динамичные нации, с плодородными землями и прекрасными перспективами. Пампы на американском юге и прерии на севере обещали стать житницами старушки Европы. До Великой депрессии Аргентина входила в дюжину самых богатых экономик в мире (еще раньше, в 1800 году, по оценке американского экономиста Джона Костуорта, ВВП на душу населения в Аргентине был выше, чем в США).

В начале ХХ века для миллионов эмигрантов из Европы был актуален вопрос: Буэнос-Айрес или Нью-Йорк? И в Аргентине (ВВП на душу населения в 1913-м — $3,8 тыс. в международных долларах 1990-го) сформировался почти такой же плавильный котел наций, как и в США (аналогичный показатель — $5,3 тыс.). Сейчас сопоставление этих двух стран может показаться шуткой. США стали сверхдержавой (ВВП на душу населения в 2013-м — $53 тыс.), а Аргентина прославилась как serial defaulter, нация–регулярный банкрот (ВВП по ППС на душу населения в 2013-м — $18,7 тыс.). Почему Аргентина не реализовала потенциал и попала в ловушку стран среднего уровня доходов совершенно необычным образом — спустившись вниз?

Различия в экономическом развитии Северной и Южной Америки были заложены еще в позапрошлом веке. Если в Штатах освоение новых территорий шло путем практически бесплатного предоставления права собственности на земли проживавшим на них семьям (знаменитый Homestead Act 1862 года), то в Аргентине (как и в еще большей степени в других странах Латинской Америки) земля попала в руки кучки лендлордов-аристократов, в основном испанского происхождения. По закону 1826 года Enfiteusis, 8 млн га земли в провинции Буэнос-Айрес было распределено между 293 индивидами. К 1937-му 95% фермеров не владели землей, на которой работали, зато 1% лендлордов были хозяевами 70% всей земли. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

One Opinion About QE

Bill Gross: “The expansion of central bank balance sheets from perhaps $2 trillion in 2003 to a now gargantuan $12 trillion at the end of 2016 is remarkable. Not only did central banks buy $10 trillion of bonds, but they lowered policy rates to near 0% and in some cases, negative yields.

Withdrawal of stimulus, as has happened with the Fed in the past few years, seemingly must be replaced by an increased flow of asset purchases (bonds and stocks) from other central banks, as shown in Chart below. A client asked me recently when the Fed or other central banks would ever be able to sell their assets back into the market. My answer was “NEVER”. A $12 trillion global central bank balance sheet is PERMANENT – and growing at over $1 trillion a year, thanks to the ECB and the BOJ.

 

Chart: Central Bank Balance Sheet (US$)

 

An investor must know that it is this money that now keeps the system functioning. Without it, even 0% policy rates are like methadone – cancelling the craving but not overcoming the addiction. The relevant point of all this for today’s financial markets? A 2.45%, 10-year U.S.Treasury rests at 2.45% because the ECB and BOJ are buying $150 billion a month of their own bonds and much of that money then flows from 10 basis points JGB’s and 45 basis point Bunds into 2.45% U.S. Treasuries. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Мировые экономические новости: январь 2017

30 января – 5 февраля 2017 года

РОССИЯ. Банк России ожидаемо сохранил ключевую ставку на уровне 10%. Регулятор заявил о замедлении инфляции в соответствии с прогнозом, отметив роль временных благоприятных факторов. Тем не менее ЦБР, сообщил об уменьшении потенциала для снижения ставки в первом полугодии 2017 года. Виной тому сохраняющиеся инфляционные риски: инерционность инфляционных ожиданий, снижение склонности к сбережению, внешнеполитическая и внешнеэкономическая неопределённость. Более того ЦБ признал краткосрочные риски, связанные с началом покупок Минфином России иностранной валюты на валютном рынке. Возможно, решение смягчить политику будет всё же принято на втором опорном заседании 24 марта или на третьем 28 апреля.

ВВП России по итогам 2016 года снизился на 0,2%гг. Сокращение ВВП оказалось намного лучше ожиданий. Наибольшее падение по итогам года продемонстрировали расходы домохозяйств на конечное потребление (-5%гг). В первую очередь это связано с продолжающимся снижением реальных располагаемых доходов населения: -5,9%гг в 2016 году. Сильнее всего выросло валовое накопление (+3,3%гг), хотя инвестиции в основной капитал все ещё сокращаются (-1,4%гг). Это связано не с неожиданным инвестиционным бумом, а скорее с эффектом базы после падения на 13%гг в 2015 году. В разрезе видов экономической деятельности сильнее всех прибавило сельское хозяйство (+3,5%), во многом за счёт рекордного урожая зерновых. А наибольшее снижение наблюдалось в строительстве (-4,3%гг), особенно в жилищном строительстве (-6,5%гг). Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Bloomberg Sunset Index: the countries that most at risk from aging populaiton

The world’s working-age population is shrinking faster than expected, leaving fewer people to support a growing number of seniors, according to the Bloomberg Sunset Index.

Bloomberg Sunset Index uses statutory retirement ages in 178 nations. Conventional measures of old-age dependency calculate the ratio of people ages 65 and older with those of working age: 15 to 64. But many people stop working well before 65: Men in 66 percent of the 178 countries Bloomberg evaluated and women in 78 percent can begin receiving retirement benefits earlier.

So the Bloomberg index calculates dependency based on each country’s statutory pensionable age, revealing substantial differences in some places with 2016 estimates from organizations including the World Bank and United Nations. For instance, Nigeria, with a statutory pensionable age of 50, has only 4.8 workers supporting each senior, compared with 19.4 as indicated by conventional measures. Russia has 2.4 instead of 5.1, and Colombia has 4.5 instead of 9.4.

 

 

As seniors increasingly outnumber people still in the workforce, pressures rise on investment pools, medical systems and funds to build economies for future generations. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes