What Caused the Decline in Long-term Yields?

By Michael D. Bauer and Glenn D. Rudebusch

“Long-term U.S. government bond yields have trended down for more than two decades, but identifying the source of this decline is difficult. A new methodology suggests that reductions in long-run expectations of inflation and inflation-adjusted interest rates have played a significant role in the secular decline in yields. In contrast, standard statistical finance methods appear to overemphasize the effects of lower risk premiums and reduced uncertainty about future inflation.

Identifying the sources of this long-run decline in interest rates is of great interest to monetary policymakers, bond investors, and other financial market participants. But it is quite difficult to do. Standard statistical finance methods as employed, for example, in Wright (2011), suggest that the reduction largely reflected a decline in inflation uncertainty and that any decline in long-run expectations about inflation rates or real, that is, inflation-adjusted, interest rates played a small role. However, these methods suffer from statistical bias and can give misleading results. In recent research, we correct for this bias and reexamine the variation in long-term interest rates (Bauer, Rudebusch, and Wu 2013). ThisEconomic Letter summarizes our results, which differ from the standard ones by suggesting that falling long-run expectations of inflation and real yields were an important part of the secular decline in long-term yields.

Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Инвестиции в арт: как правильно продавать и покупать искусство

Сурия Садекова, сотрудник ГМИИ им. А. С. Пушкина, кандидат исторических наук

“Рынок искусства во многом похож на индустрию финансов: в обеих отраслях есть свои венчурные игроки и долгосрочные стратегии. Что нужно знать, чтобы с умом вложиться в арт-объекты? Инвестирование в искусство — искусственно созданное явление. Все крупные коллекции, вошедшие в историю, не имели своей целью быть перепроданными. Их составляли увлеченные люди, полностью отдавшиеся своему выбору. Как предмет капиталовложения искусство начали рассматривать в самом конце 1980-х годов, когда молодые инвестбанкиры с Уолл-стрит стали активно вкладываться в работы современных художников, а банки — создавать активы из предметов искусства и предоставлять арт-консультации. Они оказывали огромное влияние на цены, были очень активными покупателями, но в 1991 году этот пузырь громко лопнул.

На исходе 1990-х годов арт-рынок кардинально изменился: аукционные дома, традиционно занимавшиеся только так называемым вторичным рынком, вышли на первичный рынок и начали продавать современное искусство. Появился и новый тип галеристов, применивших к искусству маркетинговые технологии (галерея Гагосяна, галерея Saatchi). Подогревая интерес к современным художникам, они поднимали цены. Своего пика рынок достиг накануне кризиса 2008 года. За современное искусство начали давать неслыханные деньги — не только потому, что его активно промоутировали, но и потому, что денег на руках у людей стало очень много и они искали способ материализовать их.

Как только последствия кризиса перестали ощущаться, современное искусство снова пошло в рост. В 2013 году совокупный итог майских торгов в Нью-Йорке достиг $1 млрд, в этом году — уже $1,2 млрд. Цены на современное искусство давно превышают цены на многие предметы искусства классического. Однако каждых следующих торгов все боятся, потому что один неверный шаг (например, кто-то из коллекционеров не захочет покупать какого-то художника) — и этот карточный домик обрушится.

Современное искусство спекулятивно. В нем нет объективных критериев оценки, потому что нет никакого исторического отступа. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes