Немного о золоте…

Автор: Андрей Мовчан, финансист, сопредседатель совета директоров ИК “Третий Рим”

“Сегодня аналитики уже не предрекают роста цены на золото до заоблачных пределов, как они делали три года назад. Консенсус состоит в том, что, поскольку себестоимость добычи выше $1000 за унцию, цене уже почти некуда падать, и уровень $1100–1250 и есть равновесный в новом цикле. Увы, этот анализ очень поверхностен.

Сегодня 46% покупаемого миром золота идет на инвестиционные (36%) и государственные резервные цели (10%), а в мировом запасе 34% золота лежит мертвым грузом. Это означает, что прекращение инвестирования в золото снижает спрос на него в два раза, а распродажи инвестиционных запасов могут в течение многих лет покрывать потребности рынка. Но и это еще не все: 37% потребляемого золота не добывается, а получается из переработки.

Для того чтобы вообще отказаться от добычи, миру нужно сократить спрос всего на 21% и отказаться от наращивания инвестиционного запаса. Себестоимость вторичного золота сегодня не превосходит $600–650 за унцию. В случае падения цены на золото можем ли мы увидеть себестоимость переработки на уровне $500? Конечно.

Себестоимость добычи — величина переменная. Исторически снижение цены золота на $100 соответствовало снижению себестоимости на $28, при падении цены на золото до $900 себестоимость упадет примерно на тот же уровень как за счет дальнейшего выхода из бизнеса самых дорогих производителей, так и за счет повышения эффективности. При этом в структуре себестоимости добычи денежные расходы не превышают $500 с унции, а расходы на защиту среды составляют более $300. Готовы китайские и африканские компании, обеспечивающие 26% мировой добычи золота, сократить расходы на окружающую среду? Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

The new economics of oil: Sheikhs v Shale

“The economics of oil have changed. Some businesses will go bust, but the market will be healthier. The official charter of OPEC states that the group’s goal is “the stabilisation of prices in international oil markets”. It has not been doing a very good job. In June the price of a barrel of oil, then almost $115, began to slide; it now stands close to $70.

This near-40% plunge is thanks partly to the sluggish world economy, which is consuming less oil than markets had anticipated, and partly to OPEC itself, which has produced more than markets expected. But the main culprits are the oilmen of North Dakota and Texas. Over the past four years, as the price hovered around $110 a barrel, they have set about extracting oil from shale formations previously considered unviable. Their manic drilling—they have completed perhaps 20,000 new wells since 2010, more than ten times Saudi Arabia’s tally—has boosted America’s oil production by a third, to nearly 9m barrels a day (b/d). That is just 1m b/d short of Saudi Arabia’s output. The contest between the shalemen and the sheikhs has tipped the world from a shortage of oil to a surplus.

Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes