Россия: только ленивый не предупреждает об угрозах

Goldman Sachs предупредил о растущих рисках для главного драйвера хрупкого экономического роста в России — потребления. Это прежде всего кризис неплатежей по необеспеченным потребительским кредитам и массовые сокращения работников. «Наша главная озабоченность сейчас — не то, что рост замедлился, а скорее, структура этого роста. В последнее время он полностью обусловлен потреблением, которое почти не сбавляет оборотов», — заявил главный экономист Goldman Sachs по России Клеменс Графе, представляя квартальный отчет инвестбанка по российской экономике.

Сейчас номинальный рост зарплат в России — около 10%. При инфляции в 6% он сможет обеспечивать будущий потребительский спрос примерно на текущем уровне, ожидают в Goldman Sachs. Но рентабельность российских компаний падает, поэтому, скорее всего, они займутся оптимизацией расходов на персонал. «Сегодня мы видим существенный рост доли зарплат в ВВП: если зарплаты растут на 10%, то ВВП — только на 2%, — пояснил г-н Графе. — Компании столкнулись с сокращением рентабельности. Если она не вырастет, это может привести к увольнениям и росту безработицы».

Не поднимать зарплаты российский бизнес не может Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Мировая экономика 21 века. Итоги.

Период с 2002 по 2012 год исторически уникален в смысле масштабов и природы экономических и политических трансформаций, которые произошли на мировой арене. Как показывают данные МВФ, вклад Америки в мировую экономику упал на 10%. В списке 20 стран с самым высоким ВВП доля США упала с 43% в 2002 году до 33% в 2012 году. В то же время экономическое влияние Китая выросло на 12% — с 6% до 18%. Что любопытно, Япония потеряла 3,4% от своего ВВП, пока Бразилия и Россия увеличили свой ВВП на 5,1 и 4,3%. Никогда еще в истории человечества не происходило такой массивной перемены мировой экономической структуры.

Переход от однополярного к многополярному мироустройству

Одним из немедленных последствий распада Советского Союза было то, что мир стал однополярным. Как в 2007 году охарактеризовал эту ситуацию на конференции в Мюнхене президент Российской Федерации Владимир Путин: «Один центр власти, один центр силы, один центр принятия решений». «Вся система права одного государства — прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам».

Путин также отметил: «Суммарный ВВП Индии и Китая по паритетной покупательной способности уже больше, чем у Соединенных Штатов Америки. А рассчитанный по тому же принципу ВВП государств группы БРИК — Бразилия, Россия, Индия и Китай — превосходит совокупный ВВП Евросоюза. И, по оценкам экспертов, в обозримой исторической перспективе этот разрыв будет только возрастать. Не стоит сомневаться, что экономический потенциал новых центров мирового роста будет неизбежно конвертироваться в политическое влияние и будет укреплять многополярность». Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

CITI: Here’s The New Tapering Schedule

October FOMC statement is causing economists and market  participants to adjust their views on when the Fed is most likely to begin  tapering down its quantitative easing program. After the government shutdown and debt ceiling fight happened — and then was  merely postponed to the first quarter of 2014 instead of resolved — a new Wall  Street consensus formed around the notion that the Fed probably wouldn’t begin tapering until March.

However, the lack of any reference to the fiscal battles in the October FOMC statement spurred a small sell-off in stock and bond markets, and Wall Street  economists began to reconsider when tapering would happen in their reactions to the release. In a note, Citi’s Steven Englander presents a chart to illustrate these changing views. “A good data point or two and there is plenty of room for asset markets to back up,” he writes. “Figure 1 shows our view of the markets  expectations of tapering just prior to the September FOMC, just prior to October’s FOMC and today. The path is indicative, not a hard measure of  investor expectations, but we would stress how modest the pullback in  dovish expectations has been.”

Right now, the Fed buys $85 billion of Treasuries and mortgage bonds each  month. The chart below illustrates different forecasts for the path of how  monthly purchases will eventually be wound down to zero.

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Инвестиции в искусство: шедевры не меняют на хлеб даже в периоды войн

Если вы однажды стали счастливым обладателем подлинного Пикассо, то в любом случае вы точно не в проигрыше. Вопрос лишь в том, насколько вы в выигрыше. Инвестиции в искусство — весьма специфичное дело. Шедевров на рынке всегда меньше, чем денег. Искусство, будь то старые мастера или даже contemporary art, — ресурс ограниченный, к тому же обладающий уникальными характеристиками в сравнении с ресурсами стандартизированными (вроде нефти, газа, соевых бобов и тому подобного). Да и отношение к этому прекрасному во всех смыслах активу со стороны участников процесса  крайне субъективное. Поэтому сделки с искусством характеризуются не только количественными и качественными параметрами, но и эмоциональной составляющей.

Это тот самый вариант, когда в случае невозможности приобретения за большие деньги покупка становится вполне возможной за очень большие деньги. А что считать большими деньгами, когда «нет предела совершенству»? Инвестиции в искусство, как правило, составляют 1–10% от свободного капитала покупателя. Простой вопрос: какой инвестор может позволить себе приобрести полотно Пикассо, предположим, стоимостью $100 млн? Безусловно, это представитель класса миллиардеров. В том числе потому, что шедевру Пикассо будет крайне некомфортно без наличия в коллекции других редкостей.

По всем названным причинам инвестиционные сделки с искусством — это удел искушенных коллекционеров. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

How economic growth has become anti-life…

An obsession with growth has eclipsed our concern for sustainability, justice and human dignity. But people are not disposable – the value of life lies outside economic development. Limitless growth is the fantasy of economists, businesses and politicians. It is seen as a measure of progress. As a result, gross domestic product (GDP), which is supposed to measure the wealth of nations, has emerged as both the most powerful number and dominant concept in our times. However, economic growth hides the poverty it creates through the destruction of nature, which in turn leads to communities lacking the capacity to provide for themselves.

The concept of growth was put forward as a measure to mobilise resources during the second world war. GDP is based on creating an artificial and fictitious boundary, assuming that if you produce what you consume, you do not produce. In effect , “growth” measures the conversion of nature into cash, and commons into commodities.

Thus nature’s amazing cycles of renewal of water and nutrients are defined into nonproduction. The peasants of the world,who provide 72% of the food, do not produce; women who farm or do most of the housework do not fit this paradigm of growth either. A living forest does not contribute to growth, but when trees are cut down and sold as timber, we have growth. Healthy societies and communities do not contribute to growth, but disease creates growth through, for example, the sale of patented medicine.

Water available as a commons shared freely and protected by all provides for all. However, it does not create growth. But when Coca-Cola sets up a plant, mines the water and fills plastic bottles with it, the economy grows. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

Как экономический рост уничтожает жизнь…

Одержимость экономическим ростом затмила собой наши опасения по поводу  жизнеспособности, справедливости и человеческого достоинства. Но люди это не  вещи одноразового использования, и вопрос ценности жизни лежит за пределами  сферы экономического развития.

Бесконечный рост – это мечта экономистов, бизнесменов и политиков. Экономический рост считается мерой прогресса. В результате ВВП, который призван  отражать уровень благосостояния наций, превратился в самую влиятельную цифру и  господствующее понятие нашего времени. Между тем, экономический рост затмевает  собой ту бедность, которую он создает путем уничтожения природы, что в свою  очередь приводит к появлению наций, неспособных самостоятельно себя обеспечивать.

Концепция экономического роста была выдвинута во время Второй мировой войны в  качестве критерия, призванного мобилизовать ресурсы. Концепция ВВП основана на  фиктивной, искусственно проведенной границе – на идее о том, что, если вы  производите столько же, сколько потребляете, значит, вы ничего не производите. В  результате рост ВВП стал отражать скорость превращения природы в деньги, а общей  земли – в сырье. Read more »

LiveJournalLinkedInEmailFacebookTwitterShare

WordPress Themes